Узбекистан: РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР В ГОДЫ ВОЙНЫ. ч.2

Узбекистан: РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР В ГОДЫ ВОЙНЫ. ч.2

Ринат Шигабдинов  Институт истории АН РУз.              

Светлана Асанова, кандидат исторических наук  Филиал РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина в Ташкенте     

РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР В ГОДЫ ВОЙНЫ. ч.2

Ринат Шигабдинов 

Институт истории АН РУз.              

Светлана Асанова, кандидат исторических наук

                Филиал РГУ нефти и газа

             им. И.М. Губкина в Ташкенте

Мусульманское духовенство страны попыталось использовать сложившееся положение, чтобы добиться легализации своей деятельности и открытия молитвенных домов. Проводившееся в те годы съезды духовенства обращалось к властям СССР с просьбой учредить региональные муфтияты и единое общесоюзное управление ими.

 

Под действием объективных реалий произошли существенные изменения в политике государства по отношению к мусульманской религии. Политбюро ЦК КПССС 10 июня 1943 принимает постановление о разрешении организации Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана[1].

Высшее мусульманское духовенство Средней Азии 12 июля 1943 принимает заявление на имя председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина. В нём, в частности, говорилось: «За период Отечественной войны все честные представители мусульманского духовенства заняли патриотическую позицию, призывая Верующих мусульман (встать) на защиту Родины и оказать помощь фронту. Мусульманское духовенство прилагает все усилия к тому, чтобы разгромить врага. Однако отсутствие единого духовного центра мусульман в Средней Азии не даёт возможности мусульманскому духовенству оказывать более организованную помощь нашему правительству в его усилиях, как на фронте, так и в тылу»[2].

Вслед за этим Президиум Верховного Совета СССР 31 июля решил:

«1. Удовлетворить ходатайство группы мусульманского духовенства Средней Азии и Казахстана и разрешить организацию в г. Ташкенте Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана.

2. Разрешить для указанных целей созыв в Ташкенте съезда представителей мусульманского духовенства и верующих Узбекской, Таджикской, Туркменской, Казахской и Киргизской ССР »[3]

Учредительный съезд (курултай) представителей мусульманского духовенства этого и верующих этого региона состоялся 20-23 октября 1943 года в Ташкенте. Руководителями делегаций от республик были: Абдулгаффар Шамсутдинов (Казахстан), Солих Бобокалонов (Таджикистан), Абдулгаффар Шамсутдинов (Казахстан), Олимхон-тура Шокиров (Киргизия), Шайх Анна-ишан (Туркмения). В работе курултая приняли участие и приглашённые делегаты: Председатель Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири Абдурахман Расулий, имам-хатиб московской мечети Халил-Рахман, имам-хатиб соборной мечети Казани Киямиддин ал-Кадири.

Председателем (муфтием) САДУМ единогласно был избран Ишан-хан Бабахан, Его заместителем избран Мурадходжа Солихий (Салихов), Ответственным секретарем сын Ишан Бабахана – Зияуддин Бабахан.

Было объявлено о создании следующих структур: Управление (Хай‘ат) из 11 человек, Ревизионная комиссия (Тафтиш хай‘ати) из 5 человек. В республиках созданы Кадийаты, председателями (кадий) которых были назначены упомянутые главы делегаций (в Узбекистане — З. Бабаханов). В республиках Средней Азии было разрешено открыть более двухсот мечетей, большая часть которых реально стала работать только к концу войны. Одновременно определен штат служащих, подразделения внутри Управления (Отдел фетв, Отдел деятельности мечетей и др. Для того, чтобы выносимые фетвы не противоречили существующим законам и Конституции СССР, был введен штат Консультанта по юридическим вопросам.[4]

Исходя из обстановки тех лет, САДУМ едва ли не с первого дня создания старался не раздражать власти, сотрудничать с ними, даже если некоторые их решения и фетвы противоречили духу конфессионального ислама в его местной форме бытования. Такая политически лояльная позиция была обозначена в тех лозунгах, которые были вывешены во время Первого Курултая, объявившего о создании САДУМ. Как и полагалось по традиции того времени, лозунги были выписаны на красном кумаче, естественно, в духе времени, но арабским шрифтом: Да здравствует Сталин! (Yashsun Istalin!) Смерть немецко-фашистским гадам! (Nemis-fashist gazandalarga olim!) Да здравствуют советские мусульмане! (YashasinSovet musulmonlari!).[5]

Курултай принял обращение к Председателю Совета Народных Комиссаров СССР и Верховному Главнокомандующему И. Сталину с выражением поддержки воюющего с врагом советского народа[6]. На курултае также было принято обращение к верующим с призывом вступить в бой за великую Родину, за свою свободу и процветание, за веру и права, за честь и славу[7].

После образования САДУМ в городах и сёлах страны оживилась религиозная жизнь, открывались новые мечети, создавались религиозные объединения[8].

Фактически в 1943 году в стране были официально восстановлены основные религиозные обряды мусульман, известные как пять столпов ислама: единобожие, пятикратная ежедневная молитва, сбор зяката и раздача за его счёт милостыни бедным, пост и паломничество (хадж).

Продолжение следует


[1] Набиев Р.А. Ислам и государство. Издательство Казанского университета. Казань, 2002. С. 99.

[2] Одинцов М.И. Государство и церковь в России: XX век. М., 1994. С. 80.

[3] См. АПРФ. Ф. 3, оп. 60, д. 14, л.л. 1080109. Цитируется: Набиев Р.А. Ислам и государство. Казан. 2002. С. 99.

[4] Шамсиддин Бобохон. Нур таратган Зиё. Тошкент, 2001, 6-10.

[5] Бабаджанов Б.М. Среднеазиатское Духовное Управление (САДУМ ; 1943-1991). / Cредняя Азия – Россия. Политика и Ислам в XX – начале XXI вв. М.: Ленанд, 2011. Том 2. С. 195.

[6] Государственный Архив Российской Федерации, ф. Р-6991, оп. 3, д. 6, л. 32, 34, 42.

[7] Cаидбаев Т.С. Ислам и общество (Опыт историко-социологического исследования). Издание второе, дополненное. Издательство «Наука» Главная редакция восточной литературы. М.:1984. C. 188.

[8] Абдулгани Абдулла, кази — зам. Председателя Духовного Управления мусульман Средней Азии и Казахстана.. Мусульмане в условиях гласности, перестройки и нового мышления. На пути к свободе совести. / Сост. и общая ред. Фурмана Д.Е. и о. Марка (Смирнов). М.: Прогресс, 1989. С. 403.

Источник: ИАЦ МГУ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники