Алексей Чекрыжов: Тенге не в курсе

Сентябрьские значения курса доллара по отношению к казахстанской валюте пока являются рекордными в 2018 г. В середине месяца доллар в Казахстане стоил 380,93 тенге. Несмотря на усиление тенге последних дней, до нового рекорда совсем недалеко – в январе 2016-го было зафиксировано исторического значение в 383,91 тенге за одного «американца».

Население Казахстана со второго квартала этого года стремится перевести сбережения из национальной валюты в доллары, или как минимум диверсифицировать накопления. Согласно данным Нацбанка РК нетто-покупки доллара в Казахстане превысили интерес к рублю, что в данном случае объясняется не только сезонным фактором.

Причины

Судя по заявлению главы Национального банка Данияра Акишева, основания ослабления тенге остаются неизменными. Это, прежде всего, корректировка курсов валют основных торговых партнеров. Тенге эхом отозвался на падение рубля – сказалась санкционная и протекционистская политика Вашингтона по отношению к России и Китаю. Стоит также отметить, что тенденция ослабления национальных валют сейчас характерна для всех развивающихся стран. Отток инвестиций из развивающихся экономик в пользу развитых фиксируется после того Федеральная резервная система США ужесточила монетарную политику.

Во-вторых, традиционно, на курсообразование повлияла динамика нефтяных котировок. Конечно, этим в Казахстане уже никого не удивить. Стабильность национальной валюты Республики сильно зависит от мировых цен на энергоресурсы, что становится определенной аксиомой.

Последствия

Конечно, представить повторение событий 2014-2015 гг. сложно, однако корректировка курса тенге не может не сказаться на покупательной способности населения Казахстана. В среднесрочной перспективе  2018-2020 гг. инфляционные скачки могут выйти за пределы обозначенного Нацбанком коридора. В то же время, подобные явления вряд ли несут крупные риски – финансовый регулятор Казахстана уравновесит ситуацию, если тенге продолжит снижение.

Так или иначе, индекс доверия к национальной валюте в стране падает, а популярность доллара растёт. Население Казахстана начинает меньше тратить и больше накапливать. Всё же угроза высокой инфляции реальна, в то время как доходы остаются на прежнем уровне. Ситуацию могут исправить дополнительные преференции для тенговых депозитов и иные меры противодействия обесцениванию сбережений в тенге.

Решение

Национальный банк Казахстана может переждать бурю и рассчитывать на то, что западные игроки остановят давление на Россию и Китай. Укрепление рубля и юаня автоматически отразится ростом курса тенге. В то же время, обуздать волатильность нужно сейчас.

В конце минувшей недели совет директоров Банка России повысил ключевую ставку до 7,5 % с 7,25%. Шаг в 0,25 процентного пункта, по мнению большинства экономистов, не принесёт ощутимого эффекта. Учитывая экстренное повышение ключевой ставки в Турции на 6,25%, эксперты ожидали аналогичных мер от Центробанка России. Однако Центральный банк РФ выбрал средний вариант – незначительное повышение ключевой ставки.

Национальный банк Казахстана этим летом снизил базовую ставку до 9% (в начале 2018 г. – 10,25%). При этом представители Нацбанка РК уже заявляли о возможном повышении показателя осенью. Вероятнее всего в Астане ждали новостей из России и Турции. В этой связи логично предположить, что и в Казахстане ключевая ставка вырастет в ближайшее время. Другой вопрос – на сколько процентных пунктов. Скорее всего, Нацбанк Казахстана пойдет путём российских коллег, и повышения выше одного процентного пунтк ждать не стоит. В пользу такого сценария говорит и усиление тенге в конце прошлой недели.

А воз и ныне там?

В то же время, корректировка ключевой ставки, равно как и иная искусственная поддержка курса национальной валюты не тождественны росту её надежности. Краткосрочные вмешательства регуляторов способны замедлить ослабление валюты, не выпустить инфляцию из заявленного таргета, но не более.

Краеугольным камнем надежности национальных валют Казахстана и России остается диверсификация их экономик. Иными словами, нашим государствам необходимо максимально снизить зависимости курсов тенге и рубля от мировых цен на энергоресурсы.

Для Казахстана такой сценарий является наиболее оптимистичным в вопросе повышения доверия населения к тенге. Лечение «голландской болезни» не только снимет большую часть нагрузки на национальную валюту, но и поспособствует дедолларизации экономики Казахстана.

Однако, объективно, реальная диверсификация до сих пор возможна лишь в долгосрочной перспективе. В результате, на сегодняшний день дедолларизация возможна лишь через «искусственное» повышение доверия к тенге. Американская валюта пока остаётся наиболее стабильной для сбережений большинства казахстанцев. Поскольку преодолеть зависимость тенге от нефтяных котировок в ближайшее время не получится, Нацбанк вынужден снижать интерес к доллару по-другому.

Одной из важнейших мер в решении этой задачи является поддержка вкладов в тенге и индексация пенсионных накоплений. К слову, с подачи Национального банка в Казахстане постепенно, но успешно повышается доходность депозитов в национальной валюте. Следующий шаг – сделать тенге максимально удобной платежной единицей при расчетах населения и бизнеса. Помимо естественных запретов на установку цен в условных единицах, помочь здесь может инструментарий ЕАЭС и ШОС, страны которых поэтапно переходят на взаиморасчеты в национальных валютах.

Таким образом, формирование позитивного имиджа тенге является одной из главных экономических задач Астаны. Разумеется, это не самоцель, а скорее маркер эффективности монетарной политики государства. Сформированный положительный имидж тенге сам по себе станет показателем определенных побед Казахстана в политике дедолларизации, а у населения страны, попутно,  будет меньше поводов для беспокойства.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Артур Сулейманов: Нужны ли экспертам СНГ общие принципы работы?

Общественный интерес к экспертам и экспертным центрам в сфере международных отношений (и не только) за последнее время заметно вырос. Телевиденье, интернет и иные масс-медиа транслируют экспертные оценки по широкому спектру вопросов, что свидетельствует о развитии институтов гражданского общества и закреплении института экспертизы в общественно-политической системе.  Эксперты становятся своего рода «проводниками» в массы популярных и непопулярных социальных, административных, экономических решений, оказывают им интеллектуально-аналитическую поддержку и «завоёвывают» аудитории.

Однако на сегодняшний день главная проблема экспертных организаций заключается в том, что ещё до конца не определены показатели и критерии их эффективности, а социальный заказ хоть и имеется на эти институты, но общий эффект от их деятельности (который присутствует) ещё явно не закреплен в общественных отношениях.

Экспертное сообщество в формате СНГ – это, в своём большинстве, высококвалифицированная и интеллектуально-подготовленная группа, имеющая разносторонний предмет и объект своей творческой деятельности, но не единая. 

Иерархичность экспертных сообществ явление объективное, не нуждающееся в пояснении (например, имеются экспертные центры при солидных образовательных или академических учреждениях, или независимые экспертно-аналитические компании). Но в тоже время может ли работа всех этих центров и отдельных экспертов строиться на общих принципах?

Можно предположить, что между всеми экспертными организациями, отдельными экспертами, работающими в СНГ и занимающимися вопросами СНГ, складываются бессистемные, но институциональные связи.

Почему именно институциональные?

Наверное, потому что эти отношения отражают всю сущность институционализма: экспертная коммуникация как организация, учреждение, союз; экспертная коммуникация как норма, договорные отношения, профессиональные правила поведения; экспертная коммуникация как тип определённого поведения, культуры общения. Отношениями между экспертами СНГ, по крайней мере, представлены всеми известными формами и сюжетами институционализма.

Даже не вдаваясь в строгий научный анализ, становится очевидным, что институт экспертной деятельности на просторах постсоветского пространства, даже сам по себе, является особым социальным маркером, скрывающим в себе потенциал для дальнейшей интеграции по различным вопросам.

В отличие от наших западноевропейским и американских коллег, эксперты на постсоветском пространстве (даже с диаметрально противоположными взглядами) являются друг другу понятными в априори. Что, наверное, в том числе можно объяснить культурой, ментальностью, схожими историческими и социальными кодами, исторической памятью и т.п.

У постсоветских экспертов в области международных отношений во многом очень схожие позиции по ключевым вопросам современного миропорядка и развития Большой Евразии.  Да они не идентичны, но в своей массе близки, как минимум, в своей логике и исполнении. Мы не только очень часто говорим на одном языке, но и чувствуем друг друга, тянемся друг к другу. Примеров можно привести уйму. И это не только политика, это и спорт, вопросы безопасности, социальной справедливости и т.д.

Но чего тогда не хватает сегодня постсоветским экспертным коммуникациям? 

Самое первое. Отсутствует единая методология институционального обеспечения экспертной работы на постсоветском уровне. Проводится смешение или отождествление различных понятий, институт экспертной работы, экспертные организации, экспертные центры, экспертные институты, академические центры, эксперты-аналитики, эксперты-исследователи, политологи и т.п.

Чего ещё нет? Общих правил и процедур. Подготовка и принятие общих решений, доведение их до «финальной точки», контроль за исполнением (по возможности).

Более того многие ключевые формулы экспертной деятельности, которые закладывались ещё в начале 90-хх годов на просторах постсоветского пространства, на сегодняшний день уже отслужили своё и нуждаются в переосмыслении.

Приведу несколько наиболее ярких примеров.

Формула «полицентричности», а не «многополярности». В самом начале после распада СССР (в условиях агрессивно-неконструктивного подхода США к странам бывшего Социалистического блока) возникла реальная угроза установления американоцентричного «однополярного мира». Но ситуация сегодня иная, многие задачи на международном уровне решились. На постсоветском пространстве между странами установлены теплые, братские отношения. Поэтому и риторика должна несколько сместиться. Нам не нужен конфликт с Западом, мы не ищем себя стратегических оппонентов. Постсоветский мир выступает за полицентричность.

В чём же разница этих понятий?

Многополярность подразумевает наличие как минимум двух центров глобального управления, которые находятся по отношению к друг другу в «contra», т.е. имеют «полярные» (противоположные, несовместимые) взгляды.

Полицентричность свидетельствует о другом — о наличии множества центров глобального управления, которые не обязательно должны бороться между собой. Чем больше центров – тем лучше.

Формула «мирного сосуществования» также досталась в наследство от прежней идеологической борьбы двух систем. Этот принцип был необходим для разрядки международной напряжённости и, безусловно, был прогрессивным для своего времени. Но он носит компенсаторный характер и подразумевает расчленённость современного мира и временность мирного сосуществования. Поэтому скорее нужно говорить «о безопасном мире».

Формула «прагматизма», часто используемая экспертами для описания курса внешней политики государств. На сегодняшний момент уже удалось преодолеть последствия распада СССР, укрепить дружественные и тёплые отношения между государствами, дистанцироваться от прежней социалистической идеологии, поменять «точку отсчета» в региональных балансах и др. В то же время пассивная формула «прагматизма» имеет «транзитный» характер, нужна на переломное время, но не может оставаться политической парадигмой современных государств. Не прагматизм, а взаимовыгодность и равноправный диалог.

Сегодня в формате СНГ особую значимость приобретает формирование самодостаточных экспертных площадок, независимых от западных аналитических конъектур и их прикладных исследований. Поэтому недопустимо «слепое» копирование западных образцов экспертной работы. Мы имеем свой уникальный исторический и социальный опыт в вопросах развития научной и аналитической деятельности, но вмести с тем очень схожий между собой.

В основе сотрудничества экспертов СНГ, даже независимо от политических взглядов, должен быть заложен принцип традиционализма (а не либерального эгоизма), обусловленный уважительным отношением к ближнему, что способствует пониманию и отсутствию неразрешимых проблем между ними.

Также важно сместить ориентацию деятельности с исключительно аналитической работы в сторону непосредственного содействия в решении целого ряда задач, лежащих чаще всего в плоскости интеграционных процессов и социокультурного притяжения народов. Т.е. необходимо находить баланс между научностью и достаточно активной публичной позицией, нацеленностью на решение прикладных вопросов.

Мы все высоко ценим дружбу между нашими государствами, понимаем высокую значимость наших отношений. Между нашими народами веками и десятилетиями закладывался фундамент дружеских, братских отношений. И мы должны подобающим образом относится к другим мнениям, в том числе, на экспертном уровне.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Мирзиёев: планы на 2019 должны быть готовы уже сейчас

3b982d11197dcc74d13a86f5681d79c6

Необходимо увеличить дополнительные поступления в республиканский и местные бюджеты, а также продолжать реализацию инвестиционных программ, принятых для развития отраслей экономики и регионов, заявил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.  Финансовые планы на предстоящий год необходимо определить уже сейчас, заявил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на совещании по вопросам полноценной реализации задач по увеличению поступлений в госбюджет, достижения макроэкономических показателей по итогам 9 месяцев и текущего года, ускорения внедрения кластеров в хлопково-текстильной отрасли.

«Нам необходимо принять меры по задействованию дополнительных резервов, и, несмотря на то, что до конца года есть еще 3,5 месяца, планы на следующий год мы должны определить уже сегодня», — сказал глава республики. По его словам, необходимо увеличить дополнительные поступления в республиканский и местные бюджеты, а также последовательно продолжать реализацию инвестиционных программ, принятых для развития отраслей экономики и регионов.

Как сообщили на совещании, за 8 месяцев этого года в бюджет поступили средства на 21% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Рост в местных бюджетах составил 22%. По итогам 9 месяцев ожидается также увеличение объема экспорта на 19% по сравнению с соответствующим периодом 2017 года.   Президент подчеркнул, что необходимо разработать и обеспечить выполнение мер по содействию каждому предприятию-экспортеру, по каждому виду экспортируемой  продукции. Участники совещания определили, какие меры будут приняты по экспорту ожидаемого в размере 607 тысяч тонн урожая повторных культур, а также овощей, заготавливаемых в сентябре-октябре в теплицах. Мирзиёев поручил не допускать рост цен на рынках и резервировать более 501 тысячи тонн сельхозпродукции для поставок на внутренний рынок осенью и зимой.

Источник: https://ia-centr.ru/publications/mirziyeev-plany-na-2019-dolzhny-byt-gotovy-uzhe-seychas/
© ИАЦ МГУ

С. Мартиросян: Отсутствие общей границы – не барьер для интеграции при наличии общих интересов

сосе

Российские регионы активно «прокладывают мосты» в Армению. И отсутствие у двух государств общей границы – вовсе не помеха для развития трансрегионального партнерства при наличии общих устремлений и интересов. Более того, именно расширение контактов на уровне субъектов России и Армении способно наполнить конкретным, понятным и выгодным для рядовых граждан содержанием евразийский интеграционный проект, считает начальник отдела по молодежному и межрегиональному сотрудничеству Российского центра науки и культуры в Ереване Сосе Мартиросян. Об этом в интервью «IQ» представитель Россотрудничества рассказала на полях состоявшегося в Саратове экспертного заседания «Инвестиционный потенциал межрегионального партнерства в ЕАЭС: возможности, факторы, резервы».

— Сосе, в своем выступлении на упомянутом заседании вы отметили приоритетную важность налаживания межрегиональных связей между субъектами Армении и России, а также с регионами других государств-партнеров по ЕАЭС. Чем подкрепляется такое мнение?

- Евразийский экономический союз функционирует уже три года, органами осуществляется огромная работа по обеспечению нормативно-правовой, инфраструктурной, научно-технологической базы ЕАЭС Запрос на активизацию межрегионального сотрудничества в Армении достаточно серьезный, перспективы их налаживания вызывают оптимизм и оживление. Межрегиональный формат взаимодействия, как правило, более динамичный, гибкий и мобильный. В качестве иллюстрации приведу пример налаживания контактов с саратовскими партнерами. Не далее, как в середине июля мы в Ереване, в Российском центре науки и культуры (РЦНК (представительство Россотрудничества) принимали гостей и партнеров с Поволжья, в том числе – представителей Информационно-аналитического центра «Евразия-Поволжье» и Российско-казахстанского экспертного IQ-клуба. Тогда за круглым столом участники встречи лишь концептуально обсудили перспективы налаживания прямых бизнес-контактов, совместного продвижения гуманитарных проектов в повестке Евразийского экономического союза. А сегодня, спустя месяц, здесь, в Саратове, мы обсуждаем уже конкретный документ – «Дорожную карту развития партнерства Саратовской области (Российская Федерация) и стран Евразийского экономического союза» – разработанный совместно уполномоченными властными органами, бизнес-структурами и экспертным сообществом региона. Следующий этап процесса, в частности для армянской стороны – предстоящая бизнес-миссия области в Ереван в рамках Международного форума «Евразийская экономическая неделя». Форум состоится в октябре и, не сомневаюсь, в ходе его мероприятий будут подписаны конкретные соглашения о сотрудничестве между конкретными предприятиями и компаниями. Как видите, отсутствие общей границы – вовсе не помеха для продвижения межрегионального партнерства при наличии общих интересов и устремлений.

- Опыт Саратовской области – прецедент? Или же тренд «трансграничности» осознают и адекватно встраиваются в него другие субъекты Российской Федерации? Насколько их активность заметна в общей федеральной повестке?

- Прежде всего хотелось бы обратить внимание на то, что вступление Армении в Евразийский экономический союз открыло новые возможности взаимовыгодного планового сотрудничества со всеми государствами-участниками интеграционного объединения. Но, несмотря на это, безусловно, Россия была и остается основным торгово-экономическим партнером и основным инвестором республики. При этом в двустороннем формате успешно реализуются не только крупные межгосударственные совместные проекты, но и развиваются межрегиональные связи. Активизации их способствуют ежегодно проводимые российско-армянские межрегиональные форумы с участием губернаторов субъектов Российской Федерации, глав областей Армении, представителей бизнес-сообщества двух государств. В рамках форумов также традиционно проводятся молодежные слеты, в повестке которых вопросы евразийской интеграции неизменно сопровождаются повышенным интересом аудитории. Мы пытаемся создать площадку для свободного общения, где все участники могут поднять вопросы, которые их беспокоят, и обсудить, какие решения проблем можно найти. Касательно активности субъектов России приведу статистику: за минувший год и в первое полугодие нынешнего состоялись бизнес-миссии в Армению от Ярославской, Нижегородской, Архангельской, Вологодской, Курской областей. Буквально в конце июня Ереван посетила представительная делегация Санкт-Петербурга во главе с вице-губернатором области. По итогам мероприятий, проведенных для бизнес-структур в отраслевых сегментах, а также встреч с представителями общественных организаций, которые работают в Армении, можно уверенно констатировать: они видят перспективы своего развития приоритетно на российском направлении. В настоящее время РЦНК разрабатывает дорожную карту сотрудничества Курской области РФ и Ширакской области Армении. На днях в Гюмри, где есть представительство нашего центра, был проведен бизнес-форум с участием представителей бизнес-структур, молодых предпринимателей, которые поделились мнениями о том, в каких сферах они хотели бы работать с российскими партнерами, высказали дельные рекомендации по налаживанию прямых контактов с российскими контрагентами по перспективам создания совместных предприятий в сегменте МСБ. Это еще раз свидетельствует: интерес к сотрудничеству с регионами России в регионах Армении большой.

- Миссия структур Россотрудничества за рубежом прежде всего ассоциируется с гуманитарным измерением. Но из разговора с вами понятно, что прагматичные направления деятельности и, скажем так, «духовные» в нынешних реалиях неразделимы…

- Одно из главных направлений деятельности представительства Россотрудничества в Армении – развитие двухстороннего гуманитарного взаимодействия в области культуры, науки и образования. Крепкие культурно-гуманитарные и научно-образовательные связи обеспечивают долгосрочный эффект стабильности. Они способствуют сохранению и укреплению дружбы, уважения, взаимного доверия между Россией и Арменией, формируют благоприятное пространство для диалога, обмена достижениями и реализации совместных проектов. Сегодня очевидно, что гуманитарная составляющая важна для экономического успеха. Конкурентоспособность любого бизнеса определяется тем, насколько привлекателен в его комплексном предложении элемент гуманитарности, насколько он будет принят теми, для кого все это делается. Компании могут быть успешны за рубежом в том случае, если помимо основной экономической деятельности они уделяют внимание вопросам ее общественной приемлемости, заботе о потребностях местного населения, вносят свой вклад в развитие социальной, культурной, образовательной сфер жизни. Мы готовы оказать российским компаниям, ведущим бизнес в Армении, необходимую информационную помощь, оказывать поддержку российским бизнесменам в реализации гуманитарных проектов в Армении.

Беседовала Ольга КАЗАНЦЕВА
— оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

Александр Рар: Путь в Европу для Казахстана лежит через Евразийский экономический союз

Гостем прошедшего недавно в Калининграде заседания дискуссионного клуба RuBaltic.ru и VIII Международной молодежной школы StudiaBaltica стал известный немецкий журналист-международник и политолог, научный директор Германо-российского форума, заместитель председателя Совета российской экономики в Германии, советник «Газпрома» по европейским вопросам Александр Рар. Тема дискуссии была обозначена как «Германия и Россия за сильную консолидированную Европу».

В рамках дискуссии Александр Глебович ответил на вопросы Российско-казахстанского экспертного IQ-клуба и участников школы StudiaBaltica:

- Александр Глебович, Казахстан является партнером и союзником России по экономическим и военно-политическим блокам – Евразийскому экономическому союзу и ОДКБ. Тем не менее, приоритетом Казахстана во внешней политике была и остается многовекторность. В последнее время в связи с обострением геополитической ситуации в мире и охлаждением отношений между Россией и Западом эта приверженность многовекторности подвергается испытаниям.

К таковым можно отнести голосование в Совбезе ООН, непостоянным членом которого является Казахстан, относительно резолюции России, осуждающей бомбардировку Сирии силами западной коалиции во главе с США – напомню, что Казахстан в итоге не поддержал российскую резолюцию. Следует также упомянуть непростую ситуацию с ратификацией договора с США о предоставлении казахстанских портов на Каспии для размещения американской военной логистической инфраструктуры.

Александр Глебович, как вы считаете, удастся ли Казахстану сохранить многовекторность во внешней политике или он может быть поставлен перед выбором: союзничество с Россией или сотрудничество с Западом?

- О самом главном вызове вы не упомянули… То, что вы описали, в целом правильно. Казахстан находится сегодня в сложной ситуации. Во-первых, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сам придумал новое евразийство – Евразийский союз это его идея. И в то же время он не хочет оставаться без Европы. При этом он понимает, что войти в Европу Казахстан в одиночку не может – в Европу ваша страна может войти только вместе с Россией.

Поэтому евразийская идея Нурсултана Назарбаева подразумевает создание восточно-европейского союза, который бы связывал самые лучшие и тесные отношения с Европейским союзом.

Против этого ничего сказать нельзя. Многовекторная политика для Казахстана единственная правильная – другого выхода сейчас нет. Но она и подчеркивается союзничеством с Россией в рамках ОДКБ и Евразийского экономического союза.

Третий вектор, о котором нельзя не упомянуть, — это Китай, который фактически уже перехватил лидерство и инициативу в центральноазиатском регионе и укрепляет там свое влияние, свою гегемонию. Вот на это надо обращать внимание.

Понятно, что казахстанские элиты хотят примкнуть к Европе. Я думаю, что это будет в том случае, если Евразийский экономический союз целиком договориться о том, как умножить общие усилия и с какой общей формулой, с какой общей стратегией разговаривать с Европейским союзом.

Я сожалею о том, что Евразийский союз пока не обрел статус политического объединения. В экономике он работает, а в политике каждый ищет свои собственные пути, свои собственные ориентации – на Восток, Запад, Китай и т.д.

На мой взгляд, нужно побороть страхи и сомнения и начать проводить общую внешнюю политику ради того, чтобы Евразийский союз, будучи уже политическим, устоял на этом пространстве и был интересен в качестве стратегического партнера, в том числе Западу.

- Похоже, с аналогичными вызовами сталкивается сегодня и Беларусь – другая ключевая для евразийского интеграционного проекта страна. Время от времени между Россией и Беларусью возникают трения в торгово-экономической сфере, на фоне которых происходит стабилизация диалога Беларуси с Европейским союзом.

В частности, ЕС снял санкции с Минска, в свою очередь Беларусь отменила визы для граждан ЕС, что заставило Российскую Федерацию возобновить контроль на границе в РБ. С чем, на ваш взгляд, это связано и каковы, по вашим оценкам, перспективы Союзного государства Беларуси и России с учетом вышеуказанных факторов?

- В принципе понятно, почему это все происходит. В течение двадцати лет наблюдается закономерность: как только отношения Запада с Россией ухудшаются, так они сразу улучшаются между Беларусью и ЕС. Очевидно, что Запад пытается «загребать жар чужими руками». Это геополитика – мы живем сегодня в стадии гибридных войн.

У Белоруссии так же, как и у Казахстана, есть стремление подружиться с Европейским союзом. В Европе это знают, и на этих клавишах хорошо играют.

Но объективно говоря, по своему менталитету, по истории своего развития Беларуси очень трудно будет войти в Европейский союз в том виде, в котором он существует сейчас. Беларуси, как и Казахстану, выгоднее иметь двухвекторную политику. По сути, она сделала уже свой выбор, вступив в Евразийский союз, который, на мой взгляд, будет все более политическим.

Я лично считаю, что у этого союза есть громадный потенциал, поскольку к нему будет все больше подключаться Китай – хотя это дело будущего, но, полагаю, это произойдет быстрее, чем мы думаем. Произойдет слияние Евразийского экономического пространства с китайской стратегией «Один пояс – один путь».

Беларуси тоже следует трезво посмотреть на ситуацию: Европейский союз во многих отношениях привлекателен, но у него нет уже того потенциала, экономического, финансового и политического, который бы дал ему возможность расширяться дальше.

Этого не хотят люди внутри Европы, и это видно. Это объективно так.

Поэтому если Беларусь ставит себе стратегическую цель войти в ЕС, то надо быть готовым сидеть в предбаннике, как Турция с 1963 года. Это как-то не очень красиво, это не стратегия.

Поэтому Беларусь сделала верный выбор в пользу ЕАЭС. Теперь нужно внутри Евразийского союза работать, чтобы он двигался в правильном направлении и выстраивал позитивные экономические и политические отношения с Европейским союзом.

- Евразийский экономический союз относительно молодое объединение, чему, по вашему мнению, оно может «научиться» у Европейского союза в экономической и гуманитарной сферах?

- Самая большая проблема тут вот какая. Европейский союз еще в 90-е годы теоретически мог выстроить единое гуманитарное и образовательное пространство с постсоветскими странами. Однако ЕС считал себя опытнее, старше, профессиональнее, лучше технически оснащенным, чем его соседи на Востоке – Евразийской союз или СНГ, как он тогда назывался. Именно поэтому страны ЕАЭС при любом сотрудничестве с ЕС должны были принимать западные нормы, стандарты, сертификаты.

Россия готова была делать это в 90-е годы. Однако затем политическая ситуация изменилась, и страны постсоветского пространства перестала устраивать позиция «ведомых». И Россия, также как Казахстан и Беларусь, отказались от того, чтобы перенимать западные стандарты – экономические, политические, образовательные.

Поэтому, полагаю, системы – европейская и евразийская – будут развиваться параллельно.

Чем может научиться ЕАЭС и ЕС еще? Как европеец мне хотелось бы ответить, что постсоветским обществам нужно научиться быть более плюралистическими, более демократическими и слушать всех. Европейский плюралистический порядок всегда предполагал, что любая маленькая страна – Мальта, Кипр, Эстония – имеет право голоса, и любое решение в Европе принималось на консенсусной основе. Правда, сегодня этот порядок нарушен, поэтому мне приходится делать оговорки в связи с тем, что сейчас он не действует.

В евразийском пространстве – в случае если оно станет политическом – конечно, было бы важно соблюдать плюрализм при принятии решений и демонстрировать это внешнему миру.

Жанар Тулиндинова

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

- оригинал вы можете прочитать на сайте berlek-nkp.com

Амангельды Бейсембаев: Нам следует задуматься о внедрении дипломов единого евразийского образца

1147

Одним из треков сотрудничества российского и казахстанского приграничья в рамках ЕАЭС является научно-образовательное партнерство вузов двух стран, а также молодёжные программы и инициативы, формирующие благоприятное общественное измерения евразийской интеграции.

На прошедшем недавно в Саратове экспертном заседании, посвященном инвестиционному потенциалу, факторам и резервам межрегионального партнерства в ЕАЭС, профессор, проректор по маркетингу Инновационного Евразийского университета (г. Павлодар, Казахстан) Амангельды Бейсембаева акцентировал в своем выступлении необходимость развития системы «двойных» дипломов, а также выработку совместных образовательных траекторий. По мнению казахстанского профессора, это послужило бы формированию культурной «терпимости» и «совместимости» у молодежи двух стран и стало бы базой для совместных инвестиционных проектов как в экономической, так и в социальной сферах.

В интервью IQ-клубу казахстанский профессор разъяснил, какими могут быть конкретные форматы и механизмы сотрудничества между казахстанской и российской высшей школой:

- Амангельды Ракишевич, какие наиболее актуальные задачи сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере в разрезе российско-казахстанского приграничья вы бы отметили?

- Сегодня актуальным становится вопрос создания единого образовательного пространства на территории ЕАЭС, которое должно обеспечиваться выработкой общей стратегии развития, созданием единой информационной системы, координацией финансов, прав, нормативных и содержательных основ, формированием общего рынка для перемещения рабочей силы и унифицированных правил приема в учебные заведения.

Отмечу также, что современному вузу для обеспечения конкурентоспособности необходимо формирование стратегического партнерства с отечественными и зарубежными вузами, академической наукой, промышленностью, бизнесом и структурами власти, а также развитие инфраструктуры взаимодействия вуза с внешней средой.

- Какое значение в этой связи вы придаете системе двухдипломной подготовки?

- Надеюсь, что в рамках данной системы Инновационному Евразийскому университету удастся наладить сотрудничество с вузами г. Саратова. Отмечу, что система двойных дипломов может реализовываться через сочетание «специализированного» образования с бизнес-образованием, или с педагогическим.

Успешное участие вузов в программе двойных дипломов – это свидетельство всесторонней подготовки в соответствии с мировыми образовательными стандартами, признание в профессиональной среде, высокая степень доверия среди работодателей. К сожалению, практика показывает, что этого сейчас не достаточно. Поэтому, может быть, следует подумать о разработке единых образовательных программ, внедрении дипломов единого евразийского образца, чтобы мы знали, что из себя представляет специалист.

- Как научно-образовательное сотрудничество в рамках ЕАЭС позволит осовременить и актуализировать содержание образования?

- Образовательные программы определяют содержание образования. Сегодня все передовые промышленно развитые страны изучают свои системы образования с точки зрения их соответствия современным требованиям. В этой связи мы должны совершенствовать качество подготовки выпускников в условиях формирующегося рынка труда постоянно пересматривать как содержание образования, так и технологию образовательного процесса.

Совместные образовательные программы призваны повысить конкурентоспособность образования. В совместной образовательной программе партнеры согласовывают все ее основные элементы: учебный план, методику преподавания, систему обеспечения качества, правила и принципы оценки, требования к содержанию, преподавателям и набору студентов, академическую мобильность с периодами обучения которые признаются и «засчитываются» автоматически, осуществление совместного управления программой, признание выдаваемых дипломов и присуждаемых степеней.

К сожалению, в настоящее время мы сталкиваемся с проблемой подтверждать научные степени в странах ЕАЭС.

Отдельно стоит выделить академическую мобильность, которая является важным этапом для личного и профессионального развития, и выступает основным инструментом для построения современного образовательного процесса, где каждый из его участников сталкивается с необходимостью решения жизненных ситуаций и одновременного анализа их с позиции собственной и иной, другой культуры. Инструментами развития академической мобильности являются: система перезачета кредитов, приложение к диплому, двойные дипломы.

Академическую мобильность в вузах ЕАЭС можно осуществлять через реализацию следующих механизмов:

- организация летнего семестра для освоения модулей образовательных программ с приглашением преподавателей и студентов из других вузов ЕАЭС;

- изучение отдельных дисциплин или модулей образовательных программ в вузах ЕАЭС;

- выезд студентов в страны ЕАЭС на практическую подготовку по своим образовательным программам;

- организация стажировок для ППС с целью расширения академического обмена;

- освоение дополнительных образовательных программ и курсов посредством дистанционных технологий.

- Выступая на экспертном заседании, вы отметили, что совместные образовательные траектории позволили бы сформировать культурную «терпимость» друг к другу у молодежи Казахстана и России. Какую роль, на ваш взгляд, играет культурная восприимчивость и открытость в укреплении казахстанско-российского сотрудничества и интеграции?

- Сейчас очень много говорится о поликультурном образовательном пространстве. Поликультурное образовательное пространство можно рассматривать как территориально обозначенное пространство, которое отражает специфические характеристики этнического многообразия и служит универсальной образовательной средой социализации детей разных национальностей, включающей в себя как формальные (детские сады, школы, училища, вузы), так и неформальные (семья, друзья, соседи, общности и др.) структуры.

Суть поликультурного пространства заключается в удовлетворении образовательных и познавательных потребностей личности в усвоении культурного опыта. К примеру, в Саратовской области проживает около 76 тыс. казахов, которые могли бы получить образование в вузах Республики Казахстан. Поликультурное пространство позволило бы преподавать казахский язык в школах Саратовских области учащимся — этническим казахам с использованием учебно-методических комплексов, разработанных учеными и методистами Казахстана.

Учителя, планирующие работать в таких школах, получили бы возможность обучаться в казахстанских вузах, повышать свою квалификацию и быть сертифицированными специалистами. В рамках познания культуры своей исторической родины школьники и студенты — этнические казахи Саратовщины совместно со своими ровесниками из Казахстана могли бы принять участие в исторических и этнографических исследованиях «Өлкетану» («Краеведение»).

Отмечу, что краеведение сегодня – это не отдельные мероприятия, а проекты, исследования, способствующие реализации основных направлений программы «Рухани жаңғыру» («Духовное возрождение»).

В заключении хотел бы подчеркнуть, что ЕАЭС создан в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик и создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения государств-членов. Единое евразийское образовательное пространство является ключевым компонентом решения этой задачи.

Жанар Тулиндинова

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

1 2 3 54