Затикян Торгом: Путешествие из Саратова в Вашингтон (с мыслями о Евразии)

FP9Sv_67UD0

Торгом Затикян – студент Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского по направлению международные отношения. Активно занимается научной и общественной жизни как в России, так  и за рубежом. В интервью ИАЦ Евразия-Поволжье рассказал об учебе в American University, поделился опытом прохождения стажировки в Фонде Евразии, а также рассказал о том как американцам представляется роль России на евразийском пространстве.

 

На сегодняшний день,  вы учитесь в American University в Вашингтоне, в самом сердце политической жизни Америки. Расскажите пожалуйста об этом поподробнее.

Всё началось с того, что еще на втором курсе обучения в Саратовском государственном университете на факультете международных отношений  я решил, что хочу провести семестр заграницей. Во время поиска возможных мест, я нашел информацию о YEAR Program, которая даёт возможность бесплатно учиться в высшем учебном заведении в США в течение года. В октябре 2017 года я подал заявку, состоявшую из двух рекомендательных писем, мотивационного письма и подробного описания академических достижений. В декабре мне ответили, что я прошел первый этап и в январе мне предстоит сдать тест TOEFL. После того, как я сдал его, в конце января я узнал, что прошел и этот этап. В феврале состоялось интервью по Skype с координаторами программы, и затем наступили томительные два месяца ожидания. Как сейчас помню, что я готовился к семинару по истории международных отношений, когда увидел столь ожидаемое уведомление на телефоне: “We are pleased to inform you that…”. Дальше я уже не читал, а лишь сломя голову бросился сообщить об этом родителям и друзьям.  

Пройдя сквозь череду медицинских анализов, процесса получения визы и многого остального (во всем мне помогали координаторы программы), 23 июля я прилетел в Вашингтон. Там была ориентационная неделя, в ходе которой нам рассказывали об особенностях жизни и учебы в Америке, затем из гостиницы я переехал жить на месяц к своей американской хост-семье, опыт общения с которой, наверное, одна из лучших вещей, случившихся со мной в США. В конце августа я переехал жить в кампус университета и началась моя полноценная учебная жизнь.

3lrfwl6QMnE

Вашингтон – один из самых прекрасных городов, в котором я когда-либо бывал. Я стараюсь бывать как минимум на двух мероприятиях каждую неделю. Они могут быть разными: вечер в посольстве (на данный момент я побывал в около десяти посольствах), концерт, публичная лекция, конференция, презентация книги и так далее. Кстати, почти все мероприятия, которые я посещаю, бесплатны.

 Получается вы там уже больше полугода и уже можете сравнить американскую систему образования и российскую. На ваш взгляд, в чем сходство и в чем основные различия? И какой опыт/методики образования российские ВУЗы могли бы перенять, чтобы выйти на качественно новый уровень обучения?

Действительно, за то время, что я учусь в США, бросается в глаза много различий. Здесь в университетах особое внимание уделяется тому, чтобы студентам было максимально комфортно, чтобы не задеть чувства ни одной категории людей. Вежливость – отличительная черта американцев, и она проявляется и в высшем образовании. Кроме того, мне нравится то, что в начале каждого семестра студенты получают подробное описание каждого выбранного ими класса – это называется syllabus. В нём можно найти подробную информацию о системе оценивания, ведь у каждого преподавателя она индивидуальная, о том, какие письменные, устные, групповые работы будут в течении  семестра и узнать даты экзаменов, тестов и всего остального.

Но главным отличием американских университетов от российских является то, что студенты сами выбирают себе абсолютно все классы (так тут называются предметы). Конечно, есть обязательные классы, без которых невозможно получить диплом бакалавра в международных отношениях, но мы можем выбрать удобный семестр, когда мы бы хотели иметь этот класс в своем расписании. Такая система даёт возможность освободить дни в неделе для прохождения стажировки, например.

 

Вы сказали, что есть множество возможностей для стажировок, где вы проходили практику и чем был обусловлен выбор места?

Берусь сказать, что Вашингтон – центр политической жизни не только Америки, но и всего мира. Количество всевозможных think-tanks, фондов и других очагов развития политической науки тут не поддаётся исчислению. Если взглянуть на список самых влиятельных think-tank в мире, то в первой двадцатке – половина будет находится в Вашингтоне.

Сфера моих научных интересов включает в себя российско-американские отношения, внешнюю политику США и евразийский регион. Именно этим и был обусловлен список организаций, куда я направил заявки для получения позиции стажёра. После трёх раундов отбора мне посчастливилось получить приглашение от Фонда Евразия (“Eurasia Foundation”). Это крупный фонд, занимающийся социальными проектами в странах бывшего СССР. Там я работал в составе команды Российско-американской программы «Обмен социальным опытом и знаниями» (ОСОЗ).

 

 

По опыту работы в Фонде Евразия (“Eurasia Foundation”) как американцам представляется роль России в Евразии?

Евразия, на мой взгляд, слишком широкий термин. Если рассматривать Евразию как территорию бывшего СССР и Азии, то Россия воспринимается, как ключевой политический и военный игрок. Есть большая разница в том, как воспринимают Россию рядовые американцы и профессионалы в области международных отношений. Для простого американца Россия – это великая культура, Овечкин, который играет в Washington Capitals, и, к сожалению, сохранившиеся стереотипы о коммунистах и КГБ, которые должен отметить, могут проявляться исключительно в виде безобидных шуток и тут же будут дополнены шутками о собственных спецслужбах по всему миру. Специалисты же, с которыми я неоднократно беседовал, от известных ученых до бывших послов США в России, знают современные политические и экономические реалии нашей страны, не хуже россиян.

 

 Оказывает ли какое-то влияние на вашу академическую и профессиональную деятельность текущее состояние российско-американских отношений?

Бывают шутки, да и как не шутить, когда ставшая знаменитостью Мария Бутина училась в том же университете, что и я. Но здесь совершенно непозволительно даже пытаться в негативном ключе поднять вопрос происхождения человека, несмотря на то, что уровень отношений между двумя странами оставляет желать лучшего. С другой стороны, приятной традицией стали кинопоказы с торжественным ужином в российском посольстве, куда с удовольствием ходят как местные студенты, так и иностранные студенты со всего мира.

 

Через несколько месяцев вы возвращаетесь в Россию, как будете использовать полученный опыт и как это повлияет на качество выпускной бакалаврской работы?

Последнее время часто задумываюсь об этом, пытаюсь как-то подвести итоги моего пребывания в США  и начинаю глубже осознавать то что чувствовал И.С. Тургенев, когда говорил о том что вдали от Родины он лучше понимал Россию. Достоинства России как и ее проблемы лучше видятся на расстоянии, в дальнейшем я планирую посвятить свою жизнь дипломатической карьере и полученный опыт в США, поможет мне лучше вникнуть в детали российско-американских отношений и вывести их на уровень выше. Живя в американском обществе, я понимаю, что этого хотят как американцы, так и россияне.

А что касается моей бакалаврской работы, то сейчас у меня есть доступ в огромный библиографический фонд и я стараюсь найти как можно больше источников и исследований, чтобы защитить достойную, качественную  работу в стенах родного Саратовского университета.

 

Спасибо большое за то, что уделили нам время. Желаем удачи и новых достижений!

Вам спасибо, всегда рад!

Ссылки на соц.сети Торгома: vk.com/torgomzatikyan, www.youtube.com/channel/UCbN-hP8l0fQw8tld5APtsNA, www.facebook.com/torgom.zatikyan 

 

Текст: Софья Сейранова

 

Инвестиции и барьеры в ЕАЭС: никто не хочет даже три копейки потерять

1

Внутренние разногласия и несогласованность действий в ЕАЭС не позволяют в полной мере реализовать идеи, заложенные при создании союза. О барьерах для роста инвестиций внутри интеграционного объединения рассказали спикеры экспертного клуба «Мир Евразии»

 

Страны Евразийского экономического союза заинтересованы в привлечении как взаимных, так и внешних инвестиций. Эта задача особенно актуальна при сохранении рисков и волатильности мировой экономики, отметил на заседании «Влияние «эффекта соседства» на расширение инвестиционного сотрудничества стран Евразии» политолог Эдуард Полетаев. Инвестиционную активность в данном случае должны подпитывать и территориальная близость, и благоприятные условия для взаимодействия в рамках интеграционного объединения.

«Согласно теории «эффекта соседства», информированность потенциальных инвесторов об условиях ведения бизнеса в соседних странах, отсутствие языковых барьеров, понятная правовая среда, надежные контакты, налаженные в ходе приграничной торговли, экономия на транспортных издержках, схожесть характеристик спроса, и, наконец, сложившиеся длительные связи формируют комплекс предпосылок для инвестирования», – обозначил политолог факторы, влияющие на рост взаимных инвестиций.

Однако объем внутренних инвестиций в ЕАЭС в разы меньше суммы средств, вкладываемых внешними инвесторами. Эдуард Полетаев озвучил статистику за 2016 год, когда объем внешних инвестиций в страны ЕАЭС составил более 50 млрд. долларов, а внутренних – всего 1,2 млрд. долларов. Впрочем, на данный момент трудно определить объем инвестиций именно в ЕАЭС, заметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

«Евразийский экономический союз пока не состоялся как единый рынок. Общие рынки финансов, газа, нефти и нефтепродуктов планируется запустить только в 2025 году. А в отношении всего остального до сих пор действует ряд барьеров, изъятий и ограничений, установленных странами-участницами. Вкладываемые в экономику государств ЕАЭС прямые иностранные инвестиции, касаются только данных стран, но не всего союза. Что касается взаимных инвестиций стран-участниц ЕАЭС, то здесь в большей степени играют роль факторы соседства и прагматизма в двусторонних отношениях», – считает Чеботарев.

По его мнению, именно прагматизм оказывает первостепенное влияние. Так, Армения не соседствует ни с одной из стран-партнеров ЕАЭС. Но основным инвестором этой республики выступает Россия. Интересы Москвы к Еревану при этом нельзя относить к сугубо экономическим. По оценке представителя Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марата Шибутова, инвестиционный потенциал Армении невысок из-за слабой экономики и отсутствия привлекательных объектов для вложения.

Внутренние проблемы, препятствующие росту взаимных инвестиций, есть в каждой стране ЕАЭС, добавил Шибутов. В Беларуси – большая доля государства в экономике и сложные условия по приватизации. В Кыргызстане – высокие общественно-политические риски. В России основные крупные производства находятся под контролем госкомпаний, иностранным инвесторам предлагают сложные и не очень прибыльные объекты. В Казахстане практически не осталось свободных месторождений.

«Что касается обрабатывающей промышленности, то в среднем в Казахстане на соответствующих предприятиях используется около 60% мощностей, иногда даже меньше. Предприятия, конечно, могут еще больше производить, но сырья нет. То есть страны ЕАЭС друг для друга еще не создают хороших условий для взаимных инвестиций. Плюс ко всему большая проблема для нас – информационная закрытость. Любые действия идут практически на ощупь, на свой страх и риск. Поэтому объемы внутренних инвестиций не очень большие», – пояснил Шибутов.

Тот фактор, что ЕАЭС пока не сложился как единый рынок, сказывается и на привлечении внешних инвестиций в экономики стран союзниц. Директор центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов рассказал, что Пекин увеличил свои инвестиции в евразийские государства после образования интеграционного объединения.

«Вспомним программу переноса производственных мощностей из Китая в Казахстан, которую сформировали правительства двух стран. Она включала 51 проект на общую сумму в 26,2 млрд. долларов. О программе уже потихоньку начинают забывать. На данный момент рынок внутри Евразийского пространства не сложился. И это есть тот самый важный фактор, который не дает полноценно реализоваться идеям, лежащим в основе создания Евразийского экономического союза. Причем рынок не сложился, если рассуждать на бытовом уровне, из-за менталитета стран-членов: мешает некая боязнь того, что у кого-то будет лучше, чем у тебя», – полагает Каукенов.

В пример он привел нереализованный инвестиционный проект японского автомобилестроительного гиганта, который намеревался построить завод на севере Казахстана. «На всех брифингах, встречах представители компании отмечали, что заходят в страну, потому как видят, что складывается большой рынок. Но введение утилизационного сбора в России обрушило инвестиционные и производственные планы. Компания, спустя небольшой отрезок времени, свернула проект. В свою очередь Казахстан с Кыргызстаном защищают своих предпринимателей, вводя ограничения или запреты на ввоз той или иной продукции. Считаю, что это искаженное понимание того, что же на самом деле есть национальные интересы. Зато в наличии понимание сиюминутной, быстрой выгоды. Никто не хочет даже три копейки потерять. Даже не старается увидеть, что на самом деле может получиться больший эффект от сложения рынков. Страны создают торговые барьеры и преграды, Евразийская экономическая комиссия героически пытается с этими сложностями бороться. Внешние игроки, такие как Китай, прекрасно все это видят», – считает глава China Center.

Участники экспертного клуба «Мир Евразии» регулярно поднимают проблему торговых войн и барьеров в ЕАЭС. Внутренние, зачастую искусственные, препятствия не дают развиваться интеграционному объединению и его членам. «Задумывалось все так, что с созданием ЕАЭС экономики стран-союзников будут взаимодополняемы. Но вместо этого их экономики стали конкурентными. В части экономического суверенитета поступиться никто не готов», – назвал причину такого противостояния политолог Антон Морозов.

Заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов в свою очередь напомнил, что ЕАЭС – очень молодое образование: «В рамках ЕАЭС наши партнеры и мы еще недостаточно финансируем производственные проекты друг друга. Происходит это по разным причинам. Еще не отработаны правила, и даже если они есть, то те органы, которые обязаны контролировать их выполнение, еще недостаточно эффективны. Пока не сложились общие рынки. Но времени прошло мало. Потребуется, наверное, еще 6–8 лет. Возможно, к 2025 году, по истечению 10 лет со дня начала работы ЕАЭС, мы сможем говорить о реальных причинах, почему что-то получилось или не получилось».

По мнению Эдуарда Полетаева, страны ЕАЭС преодолеют внутренние барьеры опять-таки из соображений прагматизма. «На евразийском пространстве соседское положение оказывает существенное влияние на экономическое развитие государств. Это связано с большими расстояниями и логистикой в том числе: приходится сотрудничать друг с другом, потому как другие партнеры далеко и работать с ними не всегда выгодно, – пояснил свою точку зрения Эдуард Полетаев. – Кроме всего прочего, по мнению специалистов Всемирного банка, «эффект соседства» приводит к «эффекту перелива». То есть бурное экономическое развитие одних стран региона ведет к перенасыщенности экономики, вследствие чего происходит переход экономической активности в области и районы соседних государств. Эффект перелива хорошо заметен в российско-казахстанском и казахстанско-кыргызском приграничном сотрудничестве».

Несмотря на имеющиеся проблемы, бизнес стал активнее проявлять себя на пространстве ЕАЭС. В частности, эксперты отметили рост российских и белорусских инвестиций в Казахстан, а также увеличение объема казахстанских инвестиций в России. «В 2015–2017 годах инвестиции из Казахстана в Россию достигли около 400–550 млн долларов в год. Это довольно существенные цифры», – подчеркнул главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов. Объем российских инвестиций в Казахстан колеблется в диапазоне 1–1,5 млрд долларов в год. При этом, согласно статистике на 1 февраля 2019 года, в Казахстане работает 6360 компаний с участием российского бизнеса. Это более 35% от всех зарегистрированных в стране совместных предприятий.

Виктор Санькович

Эксперты: внутренние инвестиции в ЕАЭС проигрывают внешним

Заседание 1

Евразийские государства декларируют привлечение инвестиций в свои экономики в качестве одной из важных задач. Оказала ли свое влияние на данный процесс интеграция и есть ли препятствия для роста инвестиционной активности, рассказали спикеры экспертного клуба «Мир Евразии»

Обеспечение макроэкономической устойчивости и развития – одна из приоритетных задач для стран ЕАЭС как на национальном, так и на наднациональном уровне. Для этого евразийским государствам необходимо стимулировать деловую и инвестиционную активность. На данный момент есть определенные препятствия для роста инвестиций, считают участники заседания «Влияние «эффекта соседства» на расширение инвестиционного сотрудничества стран Евразии».

Как отметил политолог Эдуард Полетаев, страны ЕАЭС заинтересованы в привлечении как взаимных, так и внешних инвестиций. Евразийская интеграция должна способствовать этим процессам, и, прежде всего, росту инвестиционной привлекательности внутри Евразийского союза. Однако экономическая статистика свидетельствует, что государства ЕАЭС не слишком привлекательны для инвесторов из стран-союзниц. «Хотя за последние два года внутренние инвестиции выросли, они значительно проигрывают в объемах внешним, – сказал Эдуард Полетаев. – Объем внешних инвестиций в страны ЕАЭС, по данным за 2016 год, составил более 50 млрд. долларов, а внутренних – всего 1,2 млрд., что явно недостаточно».

Отставание по объему внутренних инвестиций в ЕАЭС вполне закономерно, полагает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) Вячеслав Додонов. Экономику союза на 85% представляет Россия, напомнил эксперт: «Ее потенциал, экономические возможности и финансы не сопоставимы с тем, что могут предложить другие страны. Например, накопленные инвестиции из России в Казахстан составляют более 12 млрд. долларов. Всего вместе с другими иностранными инвестициями около 220 млрд. долларов».

Представитель КИСИ также констатировал, что динамика валового притока инвестиций в Казахстан от партнеров по ЕАЭС не претерпела существенных изменений после начала работы союза в 2015 году. «Если анализировать период, начиная с создания Таможенного союза, который появился в 2011 году, то приток значительно увеличился по сравнению с предыдущими годами, в среднем вырос в 2–2,5 раза. Но вот уже в период существования ЕАЭС большого прироста не наблюдалось. Я имею в виду в первую очередь инвестиции из России в Казахстан. Ежегодные притоки инвестиций за годы существования ТС и ЕАЭС колеблются от 1 до 1,5 млрд. долларов. На этом уровне пока все и держится. При этом инвестиции из Казахстана в Россию в 2015–2017 годах росли в среднем на 400–550 млн долларов в год. Это довольно существенные цифры», – подчеркнул Вячеслав Додонов.

 

Что мешает взаимным инвестициям?

Внутри ЕАЭС есть несколько работающих инвестиционных векторов, отметил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. Инвесторы из России вкладываются в развитие проектов в Беларуси, казахстанские инвестиции направляются в Россию, а белорусские – в Казахстан. При этом объем белорусских инвестиций в Казахстане неуклонно растет с момента образования Таможенного союза.

«Данные Национального банка РК свидетельствуют, что за счет ЕАЭС, в том числе идет рост и российских, и белорусских инвестиций в Казахстан. Но в целом в рамках ЕАЭС взаимные инвестиции не могут быть большими», – убежден Марат Шибутов. По его мнению, внутри каждой из евразийских стран существуют свои причины, которые препятствуют привлечению внешних средств в реальный сектор.

Так, в Беларуси главным препятствием для иностранных инвесторов глава Ассоциации приграничного сотрудничества назвал большую долю государства в экономике и сложные условия приватизации. В результате в стране трудно приобрести активы. В Армении слабая экономика и практически нет привлекательных объектов для вложений. Вкладывать деньги в Кыргызстан рискованно из-за общественно-политических рисков. Кроме того, по словам Марата Шибутова, известны случаи, когда у инвесторов в соседней республике возникали конфликты с местными жителями, с преступными группировками. В России основные крупные производства находятся под контролем госкомпаний. Иностранным инвесторам предлагаются сложные проекты, требующие значительных вложений, но в перспективе не обещающие большой прибыли.

«Что касается Казахстана, то у нас, несмотря на сырьевую экономику свободных крупных месторождений уже фактически нет. Нефтяных вообще крупных нет, осталось немного урановых. Но на мировом рынке предложение превышает спрос на уран. Последний большой инвестиционный лот был в 2017 году, на нем выставлялось 108 месторождений. В итоге их продали с третьей попытки. Если же говорить об обрабатывающей промышленности, то в среднем в Казахстане на соответствующих предприятиях используется около 60% мощностей, иногда даже меньше. То есть их уже столько построили, что нет возможности загрузить на полную мощь. Это касается также и отраслей пищевой промышленности. Предприятия, конечно, могут еще больше производить, но сырья нет. Получается, что инвесторам на пространстве ЕАЭС особо вкладываться не во что», – резюмировал Марат Шибутов.

 

Есть ли перспективы?

Объем взаимных инвестиций может быть увеличен при реализации межгосударственных проектов, заметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. По его словам, страны ЕАЭС давно пытаются наладить многостороннее сотрудничество, но пока преобладает двусторонний формат. И этот формат совсем неплох, пояснил Вячеслав Додонов на примере Казахстана. Он подчеркнул, что партнеры по евразийскому пространству, хотя и вкладывают значительно меньше средств, чем инвесторы из дальнего зарубежья, но зато в те сферы, которые важны для диверсификации казахстанской экономики.

«У инвестиций из стран Запада в Казахстан есть особенность: достаточно большой их объем представлен такими отраслями, как нефте-, горнодобывающая и все что с ними связано, например, с геологоразведкой. Развитые страны, которые, как мы надеялись, будут вкладывать деньги в высокие технологии, интересуются только сырьем. В целом на добывающую промышленность и сопутствующие виды деятельности в Казахстане приходится порядка 85% иностранных инвестиций. В обрабатывающую же промышленность больше вкладываются страны, которые принято считать менее развитыми,– Россия и Китай. В частности, инвестиции из России в Казахстан в основном идут в обрабатывающую промышленность. На эту сферу приходится примерно 24% всех российских инвестиций, на добывающую – 21%», – рассказал экономист.

По данным главного научного сотрудника КИСИ, по количеству действующих предприятий с участием иностранного капитала в Казахстане лидирует Россия. На 1 февраля 2019 года в стране зарегистрировано около 18 тысяч таких компаний, из них 6360, или 35%, – это предприятия с участием российского бизнеса. На втором месте – Турция, на долю которой приходится чуть больше 9% совместных предприятий. На третьем месте – Узбекистан, на четвертом – Китай.

Эксперты уверены, что у евразийских государств есть потенциал для увеличения взаимных инвестиций в будущем. Как отметил Эдуард Полетаев, этому способствует так называемый эффект соседства. «Как показывает мировая практика, значительная часть соглашений о региональном сотрудничестве заключается между соседними странами или государствами, находящимися в одном географическом районе мира. На Евразийском пространстве соседское положение также оказывает существенное влияние на экономическое развитие стран. Я думаю, это связано с большими расстояниями, и логистикой в том числе. Просто-напросто приходится сотрудничать друг с другом, потому как другие партнеры далеко и с ними работать не всегда выгодно», – считает политолог.

В то же время, как отметили участники экспертного клуба, странам ЕАЭС необходимо создавать условия для роста взаимных инвестиций. В частности, в рамках союза существует проблема информационной закрытости. Потенциальные инвесторы зачастую не знают о перспективных проектах и объектах на территории союзных государств, им трудно получить доступ к другой необходимой информации. Кроме того, всем государствам союза необходимо продолжать работу по улучшению инвестиционного и бизнес климата.

Юлия МАЙСКАЯ

Эксперты дали оценку усилиям Астаны и Москвы в сфере соцполитики

 

«Государство одной рукой дает, а другой забирает», но социальная политика у нас «далеко не самая худшая» – участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии» обсудили, как решаются на евразийском пространстве чувствительные для граждан вопросы.

картинка

Палка о двух концах

В период рыночных трансформаций и нарастания интеграционных процессов в странах евразийского пространства одним из важнейших условий сохранения стабильности и развития может стать целенаправленная социальная политика, считают казахстанские эксперты. Есть определенные достижения в этой области, в том числе подтвержденные данными ООН. Так, по индексу человеческого развития государства-основатели ЕАЭС занимают высокие позиции: в рейтинге 2018 года Россия, Беларусь и Казахстан вошли в группу с очень высоким развитием, заняв 49-е, 53-е и 58-е места соответственно. Армения (83-е место) относится к категории государств с высоким развитием, Кыргызстан (120-е место) – к группе среднего развития.

Лидеры Казахстана и России в 2017–2018 годах выступили с рядом важных социальных инициатив, отметил политолог Эдуард Полетаев. Нурсултан Назарбаев 5 марта этого года озвучил обращение к народу Казахстана с говорящим названием – «Пять социальных инициатив президента». Первая инициатива, так называемая программа «7-20-25», посвящена новым возможностям приобретения жилья, вторая предусматривает снижение налоговой нагрузки в целях повышения зарплат низкооплачиваемым работникам, третья нацелена на повышение доступности и качества высшего образования, а также условий проживания студентов, четвертая посвящена расширению микрокредитования, пятая – дальнейшей газификации страны. Послание главы государства от 5 октября 2018 года «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» также обратило на себя внимание насыщенным социальным содержанием, добавил политолог.

Президент РФ Владимир Путин в конце ноября прошлого года выдвинул ряд инициатив в социально-демографической сфере, в том числе предложил продлить программу по выплате материнского капитала до конца 2021 года. Кроме того, в так называемых майских указах Путина не только определены цели развития России до 2024 года, но и показатели эффективности правительства в плане повышения качества жизни людей. В идеале, согласно этому документу, россияне должны войти в число мировых лидеров по качеству жизни граждан.

«В то же время в наших странах увеличивается пенсионный возраст, облагают налогом самозанятых. В России с 1 января 2019 года с 18 до 20% повышается НДС – самый крупный федеральный налог, который дает треть доходов бюджета», – заметил Эдуард Полетаев. Оценка новых социальных инициатив во многом зависит от того, под каким углом их рассматривать, поддержал коллегу старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен.

«Одной рукой государство дает, а другой забирает, – считает эксперт.– Те же майские указы Владимира Путина могут представляться «мягкой подушкой» перед пенсионной реформой. Или взять нашу казахстанскую программу «7-20-25» и другие озвученные инициативы: частично они уже съедены инфляцией, падением курса национальной валюты».

 

Полигон для реформ

Государства заинтересованы в социальной поддержке своих граждан, но на это нужны деньги, объяснил ряд принятых и ожидаемых решений Эдуард Полетаев. Однако бытует мнение, что постсоветские государства «сливают» свои социальные обязательства, как в 1990-х это делали крупные предприятия, скидывая непрофильные активы вроде поликлиник, домов культуры и детских садов.

«Недавно на одной из конференций российский экономист Василий Колташов заявил, что Россия переходит от неолиберализма к неомеркантилизму, и пенсионная реформа совпала с этой тенденцией по времени, – заметил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Получается, новым либералам нужно сбрасывать обязательства с государства, а новому меркантилизму необходимо, чтобы сварщики, электрики, инженеры, все те, кто умеет работать, еще не выходили на пенсию, потому что фабрики, заводы и прочие предприятия в них нуждаются».

Он также отметил, что в России эксперты и депутаты Госдумы, комментируя грядущее повышение пенсионного возраста, ссылались на Казахстан, где аналогичное решение уже несколько лет активно реализуется. «Есть мнение о том, что Казахстан является своеобразным полигоном для социальных реформ. Однако пенсионная реформа в России показала, что установки у людей другие, потому что там средний возраст населения выше, и советские социальные стандарты люди помнят дольше», – добавил Владислав Юрицын.

То, что все мы родом из СССР, играет очень большую роль в оценке социальной политики населением, убеждена президент центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. Но молодежь исходит уже из других реалий, сложившихся в постсоветских странах за годы независимости. Социальная политика каждого государства складывалась исходя из экономических возможностей, а потому трудно предположить, что сегодня можно создать единые евразийские социальные стандарты в рамках ЕАЭС, как это существует в рамках того же Европейского союза. Что же касается европейских, западных социальных стандартов, на которые можно было бы ориентироваться, то в нашем обществе их не всегда адекватно оценивают.

«Мы сейчас смеемся над «хрущевками», но стоит пожить где-то за границей, даже в тесных квартирках богатой Великобритании, и ты понимаешь, что хрущевки – далеко не самое плохое жилье. Более того, когда англичанам рассказывали, что многие люди получали бесплатно жилье, в котором было тепло и проведены коммуникации, и сколько платили за коммунальные услуги, честно говоря, данную информацию они воспринимали с недоверием», – поделился заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов.

Мир сильно изменился, причем не в лучшую сторону, говорит главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, доктор экономических наук Вячеслав Додонов: «Немецкий докладчик на конференции в Алматы несколько дней назад говорил, что ситуация в Германии очень быстро меняется. Если раньше, лет 10 назад, у них средний размер пенсии был 74–75% от заработной платы, то сейчас он всего 47%. Мы вступили в эру постоянных финансовых кризисов – один заканчивается, следующий начинается, и это, в том числе, сильно бьет по системе пенсионных фондов во всем мире».

 

Статистика и реальность

Вячеслав Додонов также напомнил, что высокие стандарты жизни населения Евросоюза обеспечиваются за счет стран-доноров: Германии, Франции, Великобритании. В ЕАЭС такой сценарий невозможен, потому что это потребовало бы от экономических лидеров союза, а это, прежде всего Россия, а затем Казахстан, направлять часть денег налогоплательщиков на поддержку стран-партнеров. Совместная работа в сфере соцполитики может быть успешной в тех направлениях, которые уже обозначены лидерами евразийской пятерки, говорят эксперты. Речь идет о защите прав трудовых мигрантов, взаимном зачете трудового стажа при начислении пенсий. Но все же основные вопросы соцобеспечения странам придется решать самостоятельно, и успех преобразований зависит от развития экономики.

Цели же вполне можно обозначить конкретными показателями, отметил главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. Выделяют два основных индикатора социального государства – расходы на социальную сферу по отношению к ВВП и способность государства контролировать уровень неравенства и бедности в обществе.

«Если оценивать по уровню расходов, то оптимально ориентироваться на европейские страны, где этот показатель иногда превышает 30% к ВВП (Франция, Дания, Финляндия, Бельгия, Австрия). Но такой показатель не у всех стран Евросоюза. Условно комфортный уровень расходов составляет 20–30%, минимальный, по данным Евростата, – от 15%. По расходам государства на социальную сферу мы отстаём. Для Казахстана показатель порядка 10%, у России еще меньше – 5,3% (по данным Росстата за 2016 год). Хотя, надо признать, что в казахстанском бюджете, если верить отечественному правительству, в 2018 году на социальную сферу заложено 44% расходов», – рассказал Замир Каражанов, добавив, что показатели Казахстана и России по бедности и неравенству «на фоне других государств мира выглядят умеренно».

Однако вышеприведенные показатели не учитывают многие направления государственной соцполитики. В частности, по данным статистики, Россия тратит на социальную сферу почти в два раза меньше, чем Казахстан, но едва ли эту страну можно назвать социально ориентированной в меньшую сторону. Скорее, наоборот, учитывая сохранившиеся с советских времен бесплатное высшее образование и многочисленные льготы для поддержки определенных категорий граждан.

Кроме того, в статистике и различных рейтингах зачастую не учитываются многие услуги, бесплатно оказываемые населению со стороны государственных органов Казахстана и России. Об этом напомнил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов:

«Социальная политика в Казахстане на самом деле есть, это социальное государство. Возьмем в качестве примера работу санитарной авиации. Она действует не только внутри страны, но и за ее пределами. Если раненого или больного из другой страны доставляют на специальном самолете, а не бросают на произвол судьбы, это именно означает, что государство социальное. Если гражданин скончался за рубежом, гроб с телом доставляют на Родину. Но, извините, самолет недешево стоит за одним человеком отправить. Дорогие препараты для редких, но смертельных болезней требуются – по ним отдельные деньги выделяются. Вот последнее, что обсуждали в городском маслихате Алматы: выделили 60 млн тенге на шесть человек для покупки бионических протезов. На самом деле, это огромная сумма, я занимался проблематикой, помогал одному человеку получить необходимые средства. Каждому слепому у нас выдается читающий сканер, плеер, говорящая трость, говорящий термометр, смартфоны со специальным программным обеспечением. Но не все об этом знают, потому что надо самому ходить, заполнять заявки. В этом проблема нашей социальной политики, что она ориентирована на активного человека. Поэтому создается впечатление, что ее мало», – заключил Марат Шибутов.

Сергей МИХАЙЛИЧЕНКО

Многоплановое сотрудничество Узбекистана и России в образовательной сфере будет усиливаться

пост

К такому выводу пришли участники международного круглого стола «Потенциал развития сотрудничества в научной и образовательной сфере российских и узбекистанских ученых-гуманитариев», который состоялся 16 октября в Ташкенте.

- Всеобщая интеграция и в том числе образовательная обусловлена происходящи­ми в современном мире объективными процессами, которые направлены на объеди­нение сил в экономической, информационной, технологической и других сферах. Наличие единого образова­тельного пространства обеспечит укрепление культурных связей, расширение и обогащение информационной среды, а также подготовит благодатную почву для объединения людей в решении общез­начимых проблем, — сказал, открывая собрание директор Экспертного клуба «Урал-Евразия» Константин Погорельский.

Своего коллегу поддержала заместитель директора Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Зохре Бегджанова, напомнив о ранее достигнутом соглашении между Республикой Узбекистан и Российской Федерацией об открытии в Республике филиалов 9 российских вузов. Эту мысль продолжила Дарья Чижова – директор информационно-аналитического центра МГУ.

- Открытие филиалов российских вузов в Узбекистане – это только начало большого процесса консолидации интеграционных усилий в образовательной сфере; 18 октября в Ташкенте пройдет беспрецедентный на постсоветском пространстве первый форум ректоров российских и узбекистанских вузов, задача которого – предложить модели и формы высшего образования, максимально сближающие учебные процессы двух стран. Форум призван задать импульс созданию действительно единого образовательного пространства, в котором студенты вузов могут учиться не обращая внимания на государственные границы, - отметила эксперт.

Кроме этого, Дарья раскрыла ряд дополнительных возможностей для молодых исследователей, которые могут публиковать свои научные работы на одноименном ресурсе информационно-аналитического центра МГУ в сети интернет.

Присутствовавшая на встрече профессор Ташкентского государственного института востоковедения Назокат Касымова рассказала о своем опыте участия в различных совместных российско-узбекистанских программах, а в качестве практической реализации интеграционного потенциала заместителем директора центра развития партнерских отношений Уральского федерального университета Константином Погорельским была презентована сетевая магистерская программа «Дипломатия энергоресурсов», заинтересовавшая все присутствовавшие на встрече вузы Узбекистана. По словам ученого, «уровневая система образования дает прекрасный механизм для партнерского сотрудничества вузов разных стран; статистика показывает, что при обучении на бакалавриате на родине и в магистратуре за рубежом вероятность возвращения увеличивается в 4 раза с 20 до 80 процентов».

Как подытожил собрание директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиер Эргашев, «мы можем смотреть в будущее со сдержанным оптимизмом; сложностей много, но мы движемся вперед последовательно, и когда-нибудь наступит такой момент, когда накопленная энергия небольших шагов даст основание для большого качественного рывка в нашем многоплановом сотрудничестве, имеющем стратегический союзнический характер».

 

Общественная миссия «Экспертное противодействие экстремизму»: Россия – Центральная Азия»

 берлек

22 октября 2018 г. в г. Алматы пройдет Международное экспертное заседание «Профилактика экстремизма в России и странах Центральной Азии» с презентацией одноименного аналитического доклада. В мероприятии примут участие эксперты – политологи, социологи, историки, экономисты Российской Федерации, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан и Республики Узбекистан.

Организатором мероприятия выступает Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия).

«Общественная миссия «Экспертное противодействие экстремизму»: Россия – Центральная Азия» – это дискуссионная площадка, экспертный пул которой сформирован для изучения и обсуждения проблемы экстремизма в России и странах Центральной Азии. Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Цель проекта: формирование у экспертного сообщества России и стран Центральной Азии общих подходов к вопросам противодействия экстремизму с привлечением к профилактической деятельности институтов гражданского общества, образовательно-академических учреждений указанных государств, а также закрепление устойчивых российско-центральноазиатских экспертных коммуникаций в рамках общественной дипломатии.

Время и место проведения экспертного заседания:

22 октября 2018 г., начало мероприятия в 12:00.

г. Алматы (Республика Казахстан), ул. Гоголя 127/1.

Конференц-зал «Хан-Шатыр» гостиничного комплекса «Уют».

Выносимые на обсуждение вопросы:

  1. Сотрудничество России и стран Центральной Азии в борьбе с экстремизмом и предотвращении конфликтов.
  2. Региональные стратегии профилактики экстремизма – опыт Казахстана, Таджикистана, Туркменистана.
  3. Туркменско-афганский «коридор» и риски распространения международного терроризма.
  4. Военно-стратегический потенциал ОДКБ и её роль в обеспечении международной безопасности.
  5. Религиозное образование на пространстве СНГ как фактор межконфессиональной гармонии и ответ радикальным течениям.
  6. Теневая экономика как финансовый источник экстремизма и терроризма в Центральной Азии.
  7. Факторы вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность.
  8. Опыт «исламистских революций» и угрозы для Центральной Азии.

Контактные данные орг. комитета:

+7 917 7793737, alexey_v.chek@mail.ru – Чекрыжов Алексей;

+7 917 8065404, – Сулейманов Артур.

1 2 3 8