Эксперты дали оценку усилиям Астаны и Москвы в сфере соцполитики

 

«Государство одной рукой дает, а другой забирает», но социальная политика у нас «далеко не самая худшая» – участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии» обсудили, как решаются на евразийском пространстве чувствительные для граждан вопросы.

картинка

Палка о двух концах

В период рыночных трансформаций и нарастания интеграционных процессов в странах евразийского пространства одним из важнейших условий сохранения стабильности и развития может стать целенаправленная социальная политика, считают казахстанские эксперты. Есть определенные достижения в этой области, в том числе подтвержденные данными ООН. Так, по индексу человеческого развития государства-основатели ЕАЭС занимают высокие позиции: в рейтинге 2018 года Россия, Беларусь и Казахстан вошли в группу с очень высоким развитием, заняв 49-е, 53-е и 58-е места соответственно. Армения (83-е место) относится к категории государств с высоким развитием, Кыргызстан (120-е место) – к группе среднего развития.

Лидеры Казахстана и России в 2017–2018 годах выступили с рядом важных социальных инициатив, отметил политолог Эдуард Полетаев. Нурсултан Назарбаев 5 марта этого года озвучил обращение к народу Казахстана с говорящим названием – «Пять социальных инициатив президента». Первая инициатива, так называемая программа «7-20-25», посвящена новым возможностям приобретения жилья, вторая предусматривает снижение налоговой нагрузки в целях повышения зарплат низкооплачиваемым работникам, третья нацелена на повышение доступности и качества высшего образования, а также условий проживания студентов, четвертая посвящена расширению микрокредитования, пятая – дальнейшей газификации страны. Послание главы государства от 5 октября 2018 года «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» также обратило на себя внимание насыщенным социальным содержанием, добавил политолог.

Президент РФ Владимир Путин в конце ноября прошлого года выдвинул ряд инициатив в социально-демографической сфере, в том числе предложил продлить программу по выплате материнского капитала до конца 2021 года. Кроме того, в так называемых майских указах Путина не только определены цели развития России до 2024 года, но и показатели эффективности правительства в плане повышения качества жизни людей. В идеале, согласно этому документу, россияне должны войти в число мировых лидеров по качеству жизни граждан.

«В то же время в наших странах увеличивается пенсионный возраст, облагают налогом самозанятых. В России с 1 января 2019 года с 18 до 20% повышается НДС – самый крупный федеральный налог, который дает треть доходов бюджета», – заметил Эдуард Полетаев. Оценка новых социальных инициатив во многом зависит от того, под каким углом их рассматривать, поддержал коллегу старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен.

«Одной рукой государство дает, а другой забирает, – считает эксперт.– Те же майские указы Владимира Путина могут представляться «мягкой подушкой» перед пенсионной реформой. Или взять нашу казахстанскую программу «7-20-25» и другие озвученные инициативы: частично они уже съедены инфляцией, падением курса национальной валюты».

 

Полигон для реформ

Государства заинтересованы в социальной поддержке своих граждан, но на это нужны деньги, объяснил ряд принятых и ожидаемых решений Эдуард Полетаев. Однако бытует мнение, что постсоветские государства «сливают» свои социальные обязательства, как в 1990-х это делали крупные предприятия, скидывая непрофильные активы вроде поликлиник, домов культуры и детских садов.

«Недавно на одной из конференций российский экономист Василий Колташов заявил, что Россия переходит от неолиберализма к неомеркантилизму, и пенсионная реформа совпала с этой тенденцией по времени, – заметил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Получается, новым либералам нужно сбрасывать обязательства с государства, а новому меркантилизму необходимо, чтобы сварщики, электрики, инженеры, все те, кто умеет работать, еще не выходили на пенсию, потому что фабрики, заводы и прочие предприятия в них нуждаются».

Он также отметил, что в России эксперты и депутаты Госдумы, комментируя грядущее повышение пенсионного возраста, ссылались на Казахстан, где аналогичное решение уже несколько лет активно реализуется. «Есть мнение о том, что Казахстан является своеобразным полигоном для социальных реформ. Однако пенсионная реформа в России показала, что установки у людей другие, потому что там средний возраст населения выше, и советские социальные стандарты люди помнят дольше», – добавил Владислав Юрицын.

То, что все мы родом из СССР, играет очень большую роль в оценке социальной политики населением, убеждена президент центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. Но молодежь исходит уже из других реалий, сложившихся в постсоветских странах за годы независимости. Социальная политика каждого государства складывалась исходя из экономических возможностей, а потому трудно предположить, что сегодня можно создать единые евразийские социальные стандарты в рамках ЕАЭС, как это существует в рамках того же Европейского союза. Что же касается европейских, западных социальных стандартов, на которые можно было бы ориентироваться, то в нашем обществе их не всегда адекватно оценивают.

«Мы сейчас смеемся над «хрущевками», но стоит пожить где-то за границей, даже в тесных квартирках богатой Великобритании, и ты понимаешь, что хрущевки – далеко не самое плохое жилье. Более того, когда англичанам рассказывали, что многие люди получали бесплатно жилье, в котором было тепло и проведены коммуникации, и сколько платили за коммунальные услуги, честно говоря, данную информацию они воспринимали с недоверием», – поделился заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов.

Мир сильно изменился, причем не в лучшую сторону, говорит главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, доктор экономических наук Вячеслав Додонов: «Немецкий докладчик на конференции в Алматы несколько дней назад говорил, что ситуация в Германии очень быстро меняется. Если раньше, лет 10 назад, у них средний размер пенсии был 74–75% от заработной платы, то сейчас он всего 47%. Мы вступили в эру постоянных финансовых кризисов – один заканчивается, следующий начинается, и это, в том числе, сильно бьет по системе пенсионных фондов во всем мире».

 

Статистика и реальность

Вячеслав Додонов также напомнил, что высокие стандарты жизни населения Евросоюза обеспечиваются за счет стран-доноров: Германии, Франции, Великобритании. В ЕАЭС такой сценарий невозможен, потому что это потребовало бы от экономических лидеров союза, а это, прежде всего Россия, а затем Казахстан, направлять часть денег налогоплательщиков на поддержку стран-партнеров. Совместная работа в сфере соцполитики может быть успешной в тех направлениях, которые уже обозначены лидерами евразийской пятерки, говорят эксперты. Речь идет о защите прав трудовых мигрантов, взаимном зачете трудового стажа при начислении пенсий. Но все же основные вопросы соцобеспечения странам придется решать самостоятельно, и успех преобразований зависит от развития экономики.

Цели же вполне можно обозначить конкретными показателями, отметил главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. Выделяют два основных индикатора социального государства – расходы на социальную сферу по отношению к ВВП и способность государства контролировать уровень неравенства и бедности в обществе.

«Если оценивать по уровню расходов, то оптимально ориентироваться на европейские страны, где этот показатель иногда превышает 30% к ВВП (Франция, Дания, Финляндия, Бельгия, Австрия). Но такой показатель не у всех стран Евросоюза. Условно комфортный уровень расходов составляет 20–30%, минимальный, по данным Евростата, – от 15%. По расходам государства на социальную сферу мы отстаём. Для Казахстана показатель порядка 10%, у России еще меньше – 5,3% (по данным Росстата за 2016 год). Хотя, надо признать, что в казахстанском бюджете, если верить отечественному правительству, в 2018 году на социальную сферу заложено 44% расходов», – рассказал Замир Каражанов, добавив, что показатели Казахстана и России по бедности и неравенству «на фоне других государств мира выглядят умеренно».

Однако вышеприведенные показатели не учитывают многие направления государственной соцполитики. В частности, по данным статистики, Россия тратит на социальную сферу почти в два раза меньше, чем Казахстан, но едва ли эту страну можно назвать социально ориентированной в меньшую сторону. Скорее, наоборот, учитывая сохранившиеся с советских времен бесплатное высшее образование и многочисленные льготы для поддержки определенных категорий граждан.

Кроме того, в статистике и различных рейтингах зачастую не учитываются многие услуги, бесплатно оказываемые населению со стороны государственных органов Казахстана и России. Об этом напомнил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов:

«Социальная политика в Казахстане на самом деле есть, это социальное государство. Возьмем в качестве примера работу санитарной авиации. Она действует не только внутри страны, но и за ее пределами. Если раненого или больного из другой страны доставляют на специальном самолете, а не бросают на произвол судьбы, это именно означает, что государство социальное. Если гражданин скончался за рубежом, гроб с телом доставляют на Родину. Но, извините, самолет недешево стоит за одним человеком отправить. Дорогие препараты для редких, но смертельных болезней требуются – по ним отдельные деньги выделяются. Вот последнее, что обсуждали в городском маслихате Алматы: выделили 60 млн тенге на шесть человек для покупки бионических протезов. На самом деле, это огромная сумма, я занимался проблематикой, помогал одному человеку получить необходимые средства. Каждому слепому у нас выдается читающий сканер, плеер, говорящая трость, говорящий термометр, смартфоны со специальным программным обеспечением. Но не все об этом знают, потому что надо самому ходить, заполнять заявки. В этом проблема нашей социальной политики, что она ориентирована на активного человека. Поэтому создается впечатление, что ее мало», – заключил Марат Шибутов.

Сергей МИХАЙЛИЧЕНКО

Многоплановое сотрудничество Узбекистана и России в образовательной сфере будет усиливаться

пост

К такому выводу пришли участники международного круглого стола «Потенциал развития сотрудничества в научной и образовательной сфере российских и узбекистанских ученых-гуманитариев», который состоялся 16 октября в Ташкенте.

- Всеобщая интеграция и в том числе образовательная обусловлена происходящи­ми в современном мире объективными процессами, которые направлены на объеди­нение сил в экономической, информационной, технологической и других сферах. Наличие единого образова­тельного пространства обеспечит укрепление культурных связей, расширение и обогащение информационной среды, а также подготовит благодатную почву для объединения людей в решении общез­начимых проблем, — сказал, открывая собрание директор Экспертного клуба «Урал-Евразия» Константин Погорельский.

Своего коллегу поддержала заместитель директора Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Зохре Бегджанова, напомнив о ранее достигнутом соглашении между Республикой Узбекистан и Российской Федерацией об открытии в Республике филиалов 9 российских вузов. Эту мысль продолжила Дарья Чижова – директор информационно-аналитического центра МГУ.

- Открытие филиалов российских вузов в Узбекистане – это только начало большого процесса консолидации интеграционных усилий в образовательной сфере; 18 октября в Ташкенте пройдет беспрецедентный на постсоветском пространстве первый форум ректоров российских и узбекистанских вузов, задача которого – предложить модели и формы высшего образования, максимально сближающие учебные процессы двух стран. Форум призван задать импульс созданию действительно единого образовательного пространства, в котором студенты вузов могут учиться не обращая внимания на государственные границы, - отметила эксперт.

Кроме этого, Дарья раскрыла ряд дополнительных возможностей для молодых исследователей, которые могут публиковать свои научные работы на одноименном ресурсе информационно-аналитического центра МГУ в сети интернет.

Присутствовавшая на встрече профессор Ташкентского государственного института востоковедения Назокат Касымова рассказала о своем опыте участия в различных совместных российско-узбекистанских программах, а в качестве практической реализации интеграционного потенциала заместителем директора центра развития партнерских отношений Уральского федерального университета Константином Погорельским была презентована сетевая магистерская программа «Дипломатия энергоресурсов», заинтересовавшая все присутствовавшие на встрече вузы Узбекистана. По словам ученого, «уровневая система образования дает прекрасный механизм для партнерского сотрудничества вузов разных стран; статистика показывает, что при обучении на бакалавриате на родине и в магистратуре за рубежом вероятность возвращения увеличивается в 4 раза с 20 до 80 процентов».

Как подытожил собрание директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиер Эргашев, «мы можем смотреть в будущее со сдержанным оптимизмом; сложностей много, но мы движемся вперед последовательно, и когда-нибудь наступит такой момент, когда накопленная энергия небольших шагов даст основание для большого качественного рывка в нашем многоплановом сотрудничестве, имеющем стратегический союзнический характер».

 

Общественная миссия «Экспертное противодействие экстремизму»: Россия – Центральная Азия»

 берлек

22 октября 2018 г. в г. Алматы пройдет Международное экспертное заседание «Профилактика экстремизма в России и странах Центральной Азии» с презентацией одноименного аналитического доклада. В мероприятии примут участие эксперты – политологи, социологи, историки, экономисты Российской Федерации, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан и Республики Узбекистан.

Организатором мероприятия выступает Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия).

«Общественная миссия «Экспертное противодействие экстремизму»: Россия – Центральная Азия» – это дискуссионная площадка, экспертный пул которой сформирован для изучения и обсуждения проблемы экстремизма в России и странах Центральной Азии. Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Цель проекта: формирование у экспертного сообщества России и стран Центральной Азии общих подходов к вопросам противодействия экстремизму с привлечением к профилактической деятельности институтов гражданского общества, образовательно-академических учреждений указанных государств, а также закрепление устойчивых российско-центральноазиатских экспертных коммуникаций в рамках общественной дипломатии.

Время и место проведения экспертного заседания:

22 октября 2018 г., начало мероприятия в 12:00.

г. Алматы (Республика Казахстан), ул. Гоголя 127/1.

Конференц-зал «Хан-Шатыр» гостиничного комплекса «Уют».

Выносимые на обсуждение вопросы:

  1. Сотрудничество России и стран Центральной Азии в борьбе с экстремизмом и предотвращении конфликтов.
  2. Региональные стратегии профилактики экстремизма – опыт Казахстана, Таджикистана, Туркменистана.
  3. Туркменско-афганский «коридор» и риски распространения международного терроризма.
  4. Военно-стратегический потенциал ОДКБ и её роль в обеспечении международной безопасности.
  5. Религиозное образование на пространстве СНГ как фактор межконфессиональной гармонии и ответ радикальным течениям.
  6. Теневая экономика как финансовый источник экстремизма и терроризма в Центральной Азии.
  7. Факторы вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность.
  8. Опыт «исламистских революций» и угрозы для Центральной Азии.

Контактные данные орг. комитета:

+7 917 7793737, alexey_v.chek@mail.ru – Чекрыжов Алексей;

+7 917 8065404, – Сулейманов Артур.

Айгерим Оспанова: Благодаря таким проектам, как евразийские молодежные школы, рождается студенческое сообщество ЕАЭС

ж

Одним из активных участников второго этапа межгосударственного проекта «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза» стал факультет международных отношений Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева — флагмана казахстанской высшей школы – в особенности кафедра регионоведения, которая запустила уникальный для евразийского пространства образовательный проект – подготовку регионоведов, специализирующихся на странах ЕАЭС. В интервью нашему порталу заведующая кафедрой регионоведения ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Айгерим ОСПАНОВА поделилась оценкой практических итогов деятельности экспертного IQ-клуба:

- Айгерим Нуралиевна, как бы вы оценили эффективность диалога экспертных сообществ России и Казахстана на уровне вузовской науки и в сфере высшего образования?

- Два-три года назад я и не предполагала, что буду иметь непосредственное отношение к подобным проектам и что наша кафедра станет экспериментальной площадкой для апробации совместных российско-казахстанских образовательных программ. Но первые контакты с IQ-клубом – в первую очередь с главным редактором сайта Юрием Аршиновым и директором ИАЦ «Евразия – Поволжье» Мариной Лапенко – открыли лично для меня как для специалиста, для кафедры регионоведения, для наших студентов большие возможности научного и образовательного сотрудничества, обмена опытом, поездок. Благодаря проектам, реализованным совместно с IQ-клубам, мы стали узнаваемыми не только в Казахстане, но и на евразийском пространстве. На сегодняшний день наша кафедра стала одной из активных площадок по построению российско-казахстанского экспертного диалога. Вместе с ИАЦ «Евразия – Поволжье» (г. Саратов, РФ) мы провели три летних молодежных евразийских школ. Одну в сотрудничестве с экспертным клубом «Урал-Евразия» (г. Екатеринбург, РФ). Помимо этого, мы наладили сотрудничество с Центром геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Республика Башкортостан, РФ). По приглашению башкирских коллег мы приняли участие в конференции, посвященной противодействию молодежному экстремизму, которая прошла недавно в Бишкеке.

Замечательно, что в последние два-три года появилось множество активно действующих площадок – в том числе Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг», которые содействуют экспертному диалогу и предоставляет специалистам-международникам, регионоведам, политологам, журналистам возможность профессионального роста, открывает перед ними новые сферы деятельности и научных знаний. Например, я никогда не думала, что буду изучать процессы евразийской интеграции, и в рамках этого направления исследовательской деятельности заниматься развитием новых образовательных и молодежных проектов.

Наша кафедра впервые в Казахстане начала реализовывать двухдипломную программу совместно с Томским государственным университетом. Специализация так и называется – страны ЕАЭС. Мы три года работали над этим проектом – прошли все этапы бюрократических согласований, подписали меморандум между университетами, между факультетами. В 2019 году на нашей кафедре состоится первый выпуск международников со специализацией страны ЕАЭС. Всего по этой специальности будет подготовлено восемь человек – шестеро из них в Казахстане. Конечно, нам пришлось столкнуться с рядом трудностей при разработке учебных программ, поскольку после распада СССР образовательные системы России и Казахстана несколько разошлись – это притормаживает интеграцию в сфере образования, ее углубление.

В Казахстане, как известно, был сделан акцент на присоединение к Болонскому процессу, в России – нет, это вызывает определенные трудности. Однако убеждена, что они преодолимы. — Как зародилась идея подготовки международников с евразийской специализацией? — Идея эта возникла как ответ на практический запрос. Углубляясь, благодаря организации экспертных площадок и участию в различных проектах, в евразийскую проблематику, мы начали осознавать нехватку специалистов по ЕАЭС. Есть специалисты-практики, работающие, к примеру, в таких структурах как Евразийская экономическая комиссия, есть эксперты, исследующие отдельные аспекты сотрудничества в рамках ЕАЭС – например, в сфере торговли, безопасности, транспорта и логистики, но специалистов, обладающих всем комплексом необходимых знаний по евразийской интеграции, нет.

Какие учебные курсы изучаются в рамках этой программы? В первую очередь, это внешняя политика, история, экономика всех государств-членов ЕАЭС. Отдельные дисциплины рождаются буквально из потребностей сегодняшнего дня. К примеру, недавно мы утвердили тему магистерской диссертации «Внешний контур взаимодействия ЕАЭС» — причем с акцентом на странах, которые, несмотря на географическую отдаленность, тем не менее, заинтересованы в торгово-экономическом сотрудничестве с ЕАЭС. То есть идеи учебных дисциплин появляются по мере нашего продвижения вперед.

- Айгерим Нуралиевна, вы провели целую серию молодежных евразийских школ. Как бы вы оценили степень заинтересованности студенческой молодежи в тематике евразийской интеграции?

- Интерес есть, и очень высокий, что подтверждается массой поступающих заявок для участия в школах. Отмечу, что помимо получения теоретических и практических знаний студентов привлекает возможность пообщаться с ровесниками из стран ЕАЭС, подружиться с ними, обзавестись контактами, расширить горизонты возможностей для себя. К примеру, я уже встречаю слушателей наших евразийских молодежных школ на других площадках. Таким образом, благодаря таким проектам, как наша школа, формируется евразийское студенческое сообщество, в рамках которого студенты стран ЕАЭС обмениваются информацией о грантовых программах, о возможности участия в международных проектах.

Я уверена, что дружба, завязавшаяся между молодыми людьми на евразийских молодежных школах, станет для них важным ресурсом для профессионального, научного, творческого и карьерного роста Я наблюдаю, как растут мои ребята, участвую в международных образовательных программах.

К примеру, наш студент, выбравший специализацию страны ЕАЭС, вернувшись из Томска, где действует аналогичная программа, поделился своими впечатлениями, как строится образовательный процесс в Томском государственном университете. Примечательно, что наши российские коллеги делают акцент на практических аспектах подготовки студентов и некоторые дисциплины у них ведут специалисты-практики. Например, курс по миграционным процессам в рамках ЕАЭС у них читает действующий сотрудник миграционной полиции. Полагаю, это ценный опыт и для нашей кафедры.

Также мы используем экспертные площадки как возможность для наших студентов пообщаться с зарубежными специалистами. Кто, как не эксперт из Кыргызстана или Узбекистана, глубже всего знает ситуацию в своей стране и расскажет о ней?

- Вы готовите международников в сфере евразийской интеграции. А нет ли потребности в подготовке студентов с узкой специализацией? Например, юристов, специализирующихся на таможенном законодательстве ЕАЭС, или экономистов. Вероятно, это своего рода вызов для системы образования?

- Безусловно, такая потребность сегодня ощущается. Необходимой для подготовки узких специалистов базы и инфраструктуры у нас пока нет, тем не менее, мы готовы включить в образовательные программы соответствующих спецкурсы. Например, недавно я познакомилась с, пожалуй, лучшим в Казахстане специалистом в сфере трудовой миграции и в трудовых спорах Айнур Надировой, автором монографии «Гармонизация трудового права в условиях евразийской региональной интеграции». Безусловно, такие специалисты представляют для нас большой интерес.

Также есть острая необходимость в юристах, специализирующихся на гражданском праве, спорах хозяйствующих субъектов в ЕАЭС и т.д. Конечно, подготовка специалистов подобного профиля представляет определенные сложности, поскольку эта специализация находится на стыке экономики и юриспруденции. Но это трудности роста, которые, на мой взгляд, преодолимы

Беседовала Жанар Тулиндинова
— оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

 

Об основных итогах проекта: «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза»

42858946_925004354377481_6141880851928973312_o

Информационно-аналитический центр «Евразия-Поволжье» (г. Саратов) в 2017-2018 гг. стал интегратором в реализации комплексного проекта «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза». Проект был осуществлён с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

Итогом проекта стало стимулирование развития экспертного взаимодействия России и Казахстана, фактически была  сформирована новая среда общения политологов, экономистов и социологов на центральном и региональном уровнях. На решение этой задачи нацелена деятельность «Российско-казахстанского экспертного IQ-клуба», на площадке которого при непосредственном участии ведущих аналитических и образовательных центров Казахстана проведена исследовательская, организационная и рекрутинговая работа в экспертной и молодёжной среде регионов двух стран.

Ключевым направлением аналитической работы явилась подготовка  международной экспертной группой трёх аналитических докладов:  «Сценарии интеграционного развития евразийского пространства: перспектива-2025»; «Возможности и вызовы для опережающего развития регионов России и Казахстана»; «Приграничное партнёрство в ЕАЭС: решение задач развития Поволжья и Западного Казахстана».

Для апробации полученных материалов и их презентации широкой экспертной публике проведено три тематических экспертных заседания: «Сценарии интеграционного развития евразийского пространства: перспектива-2025» (Саратов, РФ); «Евразийская интеграция и модернизация экономики как основа роста конкурентоспособности стран-ЕАЭС»  (Уральск, РК), «Решение задач инфраструктурной и технологической модернизации Евразийского пространства в контексте сопряжения ЕАЭС и ЭПШП» (г. Астана, РК).

Рекрутинговым компонентом проекта  стал российско-казахстанский студенческий семинар «Горизонт 2018: единое пространство самореализации России и Казахстана» (Саратов, июнь 2018 г .). Евразийская интеграция уже стала экономической реальностью, и молодежь должна профессионально ориентироваться в тех возможностях, которые открываются в связи с этим, адаптируя собственные знания и компетенции к новой экономической модели.

Информационный компонент проекта отработан в ходе вывода сайта IQ-Клуба на новый уровень. Базовым элементом успешной работы и роста индекса цитруемости материалов IQ стал запуск (в дополнение существующим в Москве и Саратове) редакции в Астане, а также широкое привлечение к работе сайта экспертов не только из России и Казахстана, но также из Беларуси, Армении, Узбекистана, Азербайджана, Турции, Ирана и Англии. Как результат   интерес к площадке проявляют не только журанлисты и эксперты, но и представители политических элит России, Казахстана, других государств-участников ЕАЭС, занимающие позиции принятия решений. IQ-Клуб выходит на новый этап деятельности, в период которого коллективу единомышленников предстоит укрепить свои позиции по уже озвученным направлениям и реализовать ряд новых интересных инициатив.

IQ-клуб открыт к сотрудничеству и взаимодействию с теми, кто заинтересован в успехе евразийского проекта.

Научно-экспертные организации в профилактике экстремизма опыт России и Узбекистана

3

Какие формы противодействия распространению идеологии экстремизма в наши дни наиболее актуальны? Какой должна быть работа по борьбе с пропагандой экстремистских идей в интернет пространстве? Как следует использовать методы духовно-нравственного воспитания в молодежной среде, дабы нивелировать риски расползания негативных течений?

Эти и многие другие вопросы составили повестку прошедшего 14 сентября в г. Ташкент Международного круглого стола «Роль научно-экспертных организаций в профилактике экстремизма – опыт Узбекистана и России», организаторами которого выступили:

Побороть экстремистские угрозы поможет консолидация усилий экспертов СНГ

Старт дискуссии дал руководитель Геополитического центра «Берлек-Единство», кандидат политических наук Радик Мурзагалеев. Представитель России в рамках своего выступления озвучил участникам основные тезисы аналитического доклада «Профилактика экстремизма в России и странах Центральной Азии: часть I», подготовленного командой Центра:

«… Сегодня необходимо признать, что Центральная Азия – является территорией, в которой экстремистские тенденции представляют собой серьёзную угрозу и проблему, что связано со следующими факторами:

  • идеологический вакуум, возникший после распада союзного государства, стал умело заполняться религиозно-ориентированными и этно-направленными организациям, пытающимися разыграть «идентификационную карту» в своих интересах;
  • не последнее значение в распространении экстремистского контента в массы сыграла информационная глобализация;
  • основную угрозу для центральноазиатских республик и некоторых регионов России представляет экстремизм и фундаментализм на религиозной почве.

Спикер подчеркнул, что экстремизм – это преодолимая угроза:

«… Перед лицом экстремизма единственный путь к международной и национальной безопасности ведёт через консолидацию сил России, государств Центральной Азии. И это возможно, поскольку существуют предпосылки, которые сами по себе направляют нас к этому. Это и общее историко-культурное развитие и близкое восприятие экстремистских угроз, и объективно существующая потребность координации действий, имеющая важное значение для наших стран, и реальная возможность согласовывать значимые проекты и мероприятия в общем деле».

Процесс вербовки реализуется усилиями целой команды специалистов

1

Далее слово перешло другому представителю России – профессору кафедры Российской политики МГУ им. М.В. Ломоносова, члену научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации, доктору политических наук Андрею Манойло, который посвятил свое выступление анализу вербовочной работы в интернет пространстве:

«… Анализ вербовочной деятельности современных террористических организаций, в первую очередь Исламского государства, позволяет выявить некоторые особенности. Например, в организации пропагандистской деятельности прослеживается почерк бывших иракских офицеров, оказавшихся на проигравшей стороне после поражения Саддама Хусейна и знающих саму религию весьма поверхностно.

Другой момент состоит в том, что имея широкое финансирование, Исламское государство для организации эффективной вербовочной работы активно привлекает профессионалов из числа европейцев, в том числе речь идет о людях не арабского происхождения, не являющихся даже мусульманами».

А. Манойло также рассказал участникам о том, на кого в первую очередь нацелена пропагандистская машина террористических организаций в социальных сетях, и как именно она работает:

«… Основной целевой аудиторией современных вербовщиков является молодежь. Причем, особое внимание они уделяют представителям молодежной среды, имеющим определенные трудности в общении со сверстниками или родителями.

Сам же процесс вербовки происходит усилиями целой команды, включающей в себя как минимум трех специалистов:

  • коммуникатор, устанавливающий контакт и развивающий общение с парнем или девушкой;
  • мотиватор, развивающий у молодого человека интерес к изучению и дальнейшему погружению в религию;
  • логистик, прорабатывающий процесс транспортировки завербованного из места нахождения в тренировочный лагерь террористов.

Стоит отметить, что противодействовать такой команде, осуществляющей свою деятельность в социальных сетях, очень сложно, поскольку сегодня сама структура соцсетей способствует сохранению анонимности вербовщиков.

«Социальные перегородки» как фактор радикализации представителей сознательной части населения

Вслед за предыдущим спикером о нюансах вербовки людей уже среднего возраста рассказал Турдибай Шадманов, историк, старший преподаватель Филиала Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина в городе Ташкенте:

«… Действительно, особый акцент пропагандисты современных террористических организаций делают на неокрепшие умы молодых людей. Молодежь для них – это лучший электоральный страт. Однако нередко ряды террористов пополняют люди более солидных возрастов, причем материальное благополучие в данном случае не имеет значения.

Этому способствует ряд факторов, среди которых отдельного внимания заслуживает проблема «сословных перегородок». Уже добившийся определенных успехов человек зачастую понимает, что выше достигнутого, выше так называемого «потолка», который определяет его социальная группа, он не поднимется».

Эксперт считает, что угроза «сословных перегородок» в большей степени характерна для арабских стран:

«… Упираясь в эту «проблему роста» очень многие люди, находясь в состоянии кризиса, «ломаются», а некоторые пытаются этот самый «потолок» преодолеть, отправляясь в ряды террористических организаций, которые транслируют девизы наподобие: «Каждый боец может стать халифом».

Иными словами, людей среднего возраста в большинстве своем привлекают посредством спекулирования проблемой социальной справедливости. Отмечу также, что наиболее эффективно это работает в странах арабского мира, где проблема «сословных перегородок» наиболее актуальна».

Необходимо отходить от методов старой парадигмы

Проблему неэффективности предпринимаемых контрмер в отношении пропагандистской деятельности террористических и экстремистских организаций затронул Бахтиёр Эргашев – директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»:

«… За последние несколько лет произошел своего рода переворот в системе агитационной и пропагандистской деятельности. В то время когда вербовка осуществлялась посредством распространения листовок, противостоять расползанию негативных течений было значительно легче.

В 2000-м году пользователей интернета в Узбекистане было27 тысяч, тогда как статистика 2017-го года показывает, что количество пользователей одного только интернета в стране выросло до 16 млн. человек, в то же время общее количество пользователей мобильной связи составляет уже 22 млн. человек».

Спикер считает, что многие эффективные когда-то методы противодействия экстремизму сегодня уже теряют свою актуальность:

«… За последние полгода мы закрыли 188 подпольных мечетей, по отношению к 70-ти или 80-ти имамам были предприняты различные формы санкционного воздействия (снятие с должностей и т.д.). Но, эти показатели – это деятельность в рамках старой парадигмы.

Боюсь, что мы еще не обладаем должным уровнем умений по реализации контрпропаганды в современных условиях, где есть 16 млн. интернет пользователей и 22 млн. пользователей мобильной связи. Это необходимо исправлять».

Исламский мир находится в состоянии кризиса, он разобщен

Следующим выступил научный сотрудник Фонда им. К. Аденауэра кандидат исторических наук Азиз Татыбаев, обративший внимание участников на глубину кризиса самого исламского мира:

«… Меня поразило, что в некоторых вузах сейчас есть преподаватели, которые, руководствуясь религиозными соображениями, отказываются говорить с учащимися об истории первобытного общества – антропогенезе. Есть и другие моменты, вводящие в ступор.

К примеру, многие боевики и их духовные лидеры зачастую высказывают претензии касаемо внешнего вида девушек и женщин, якобы ими неверно одевается хиджаб. В то же время сами они одеты в кроссовки, джинсы, у них смартфоны в карманах. Почему конкретно эти люди позволяют себе рассуждать о правильности ношения хиджаба? Такие моменты говорят о том, что исламский мир сейчас находится в состоянии очень глубокого кризиса, он разобщен».

По мнению эксперта этот кризис можно преодолеть:

«… Современные мусульмане должны осознать суть модернизации, но для этого, в первую очередь, важно менять ситуацию с образованием. Убежден, что это поможет не только преодолеть и актуальный на сегодняшний день кризис рационального сознания, но и выстроить надежную систему защиты от влияния экстремистской идеологии на человеческое мышление».

Новые исследования генерируют нужные нам новые знания

Свою оценку ситуации в противодействии экстремизму высказал кандидат политических наук, руководитель аналитической группы «Центральная Евразия» Владимир Парамонов:

«… В настоящий момент актуальной считаю проблему нехватки исследований и, как следствие, знаний. Ведь проведенное новое исследование, как известно, генерирует новые знания, А мы, все же, зачастую используем знания устаревшие, в то время как силы, которым мы противодействуем, нас опережают».

Спикер убежден, что для решения этой задачи важна комплексная работа:

«… В рамках проведения исследования самой проблемы, о которой мы сегодня говорим, необходимо привлекать широкий круг экспертов: историков, экономистов, социологов, политологов и др. А при реализации самого исследования руководствоваться строго правилами аналитической деятельности. То есть сначала проводить обзор ситуации для понимания того, что происходит, затем анализ проведенного обзора, а далее прогноз с последующей выработкой рекомендаций».

подписание меморандума

В завершение дискуссии участники выразили уверенность в том, что у России и стран Центральной Азии в формате СНГ имеются необходимые ресурсы и возможности для решения многих проблем. В то же время в основе коллективной работы должен быть заложен качественный, а не количественный показатель, что невозможно без организации многоуровневого и долгосрочного формата работы, не ограничивающегося сиюминутными результатами

В ходе мероприятия руководством Центра «Берлек-Единство» и Института истории Академии Наук Республики Узбекистан был подписан меморандум о сотрудничестве призванный развивать совместную реализацию гуманитарных программ, организации взаимных стажировок и повышения квалификации сторон.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

1 2 3 7