Ю.Аршинов: IQ-Клуб открыт к сотрудничеству с теми, кто заинтересован в успехе евразийского проекта

P10_9764-web

Российско-казахстанский экспертный IQ-Клуб завершает второй этап межгосударственного проекта «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза». О том, какие цели и задачи ставились на старте, в какие форматы взаимодействия они воплотились по факту, а также о перспективах развития совместной инициативы экспертных структур, работающих на интеграционном треке, рассказал руководитель аналитического отдела Информационно-аналитического центра «Евразия-Поволжье», советник министра экономического развития Саратовской области и главный редактор «IQ» Юрий АРШИНОВ.

- Юрий, редкий случай – интервьюировать шефа и говорить о том, что, в принципе, хорошо известно всем членам команды «IQ». Но, тем не менее, не для себя работаем, поэтому пару вводных слов необходимо сказать для тех, кто пока, возможно, не в теме: что такое IQ-Клуб, какие цели и задачи ставили перед собой инициаторы проекта, удается ли их воплощать в полном объеме?
— Изначально IQ-Клуб задумывался как международная коммуникационная площадка для совместной скоординированной деятельности экспертного сообщества России и Казахстана в целях углубления сотрудничества государств как на двусторонней основе, так в рамках евразийского интеграционного проекта. Без малого три года назад, 21 декабря 2015 года, учредители IQ-Клуба – Политологический центр «Север-Юг» (Москва, РФ), Информационно-аналитический центр «Евразия-Поволжье» (Саратов, РФ) и Библиотека Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации (Астана, РК) – подписали меморандум о создании структуры, миссия которой была определена так: строим успешный Евразийский экономический союз (ЕАЭС), содействуя развитию экспертных коммуникаций России и Казахстана.

Исходя из этого формулируются основные задачи и направления деятельности экспертной площадки: формирование постоянных каналов взаимодействия российских и казахстанских экспертов в области экономики, политики, безопасности, а также образовательной, информационной и социокультурной сферах, через проведение на регулярной основе заседаний IQ-Клуба в формате круглых столов и международных конференций; участие в экспертно-информационном сопровождении основных событий международной и региональной повестки; подготовка открытых и закрытых экспертных докладов, заключений и рекомендаций; создание на регулярной основе аналитического контента для сайта IQ-Клуба и партнерских экспертных ресурсов.

На первом этапе работы мы сосредоточили усилия на наработке экспертных связей в Москве, Саратове, Астане и Уральске для создания новой среды общения политологов, экономистов и социологов на центральном и региональном уровнях. А уже в 2017-2018 годах ИАЦ «Евразия-Поволжье» стал интегратором в реализации комплексного проекта «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза», предполагающего вовлечение наработанного экспертного пупа в аналитическое обеспечение работы государственных, общественных и экономических структур приграничья России и Казахстана.

- Приграничный формат взаимодействия, очевидно, имеет особую актуальность в процессе сближения государств, исходя из того, хотя бы, что протяженность государственной границы России с Казахстаном превышает 7 тысяч километров. Но не только ведь географическим фактором мотивируется акцент на межрегиональную компоненту?
— Конечно. Проведенные в 2017 году ИАЦ «Евразия-Поволжье» совместно с Фондом «Мастерская евразийских идей» исследования выявили серьезные проблемы взаимодействия приграничных территорий России и Казахстана. Почти половина респондентов (48%) признавала, что результаты деятельности ЕАЭС в приграничье практически неощутимы. При этом на границе Западного Казахстана и Поволжья зафиксированы наиболее низкие оценки влияния евразийской интеграции на экономики регионов.

Между тем, мы солидарны с нашими казахстанскими коллегами в том, что ресурс интеграции «сверху», задающий основы интеграционного движения в формате ЕАЭС, должен быть подкреплен реальным сотрудничеством на межрегиональном уровне через вовлечение в реализацию совместных программ развития потенциала экспертного и бизнес-сообществ приграничных областей России и Казахстана. Возможности для опережающего развития промышленной, агропромышпенной, инвестиционной, научно-технологической, образовательной кооперации между Казахстаном и Россией существуют именно на региональном уровне. И именно приграничные регионы, являясь «точками входа» на пути движения товаров и услуг, капитала, интеллекта, рабочей силы, определяют и будут определять успешность развития евразийской экономической интеграции в цепом. Поэтому мы придаем особое значение межрегиональному аспекту интеграции. Эта тема неизменно присутствует в повестке всех заседаний IQ-Клуба. Более того, она определила проблематику двух из трех изданных в этом году аналитических докладов, которые мы представили на различных диалоговых площадках широкой экспертной аудитории.

Доклады «Приграничное партнерство в ЕАЭС: решение задач развития Поволжья и Западного Казахстана» и «Возможности и вызовы опережающего развития регионов России и Казахстана» – интеллектуальные продукты совместной деятельности российских и казахстанских экспертов. Они размещены в свободном доступе на сайте iq.expert, все желающие могут с ними ознакомиться. Резюмируя выводы наших исследований, отмечу следующее: межрегиональный диалог России и Казахстан носит устойчивый и динамичный характер. Однако в условиях эволюции евразийской интеграции и Евразийского экономического союза партнерство в векторе РФ – РК – это уже не просто двусторонние отношения, это взаимоотношения интеграционного ядра, которые таргетируют тренды долгосрочного развития всего ЕАЭС. Особенно в свете отмены таможенного контроля, формирования общего рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, перспектив построения обшей транспортно-логистической системы, общего энергетического рынка и цифровой повестки. При этом важнейшей задачей приграничного сотрудничества России и Казахстана является обеспечение устойчивого экономического роста при сближении показателей социально-экономического развития сотрудничающих регионов. Именно на такой основе возможно развитие реальной партнерской модели сотрудничества.

Однако, учитывая разный уровень экономического развития, состояние законодательства и особенности культуры (в том числе политической), реализация на практике такой модели пока представляет собой весьма сложную задачу. И еще на одном аспекте, отмеченном в докладе «Приграничное партнерство в ЕАЭС: решение задач развития Поволжья и Западного Казахстана», хотел бы акцентировать внимание: в нем мы обосновали необходимость перехода от приграничного сотрудничества к трансграничному партнерству, что более соответствует требованиям четвертой промышленной революции и цифровой экономике. У стран Евразийского пространства имеются серьезные перспективы развития такого взаимодействия, особенно, если понимать их максимально широко и учитывать глобальный контекст.

- Коль зашла речь о глобальном контексте, уместно вспомнить еще один интеллектуальный продукт – аналитический доклад «Сценарии интеграционного развития евразийского пространства: перспектива-2025», который первым вышел в свет в этом году…
— Да, этот доклад мы представили 19 февраля на площадке Саратовского государственного университета в рамках первого в этом году экспертного заседание Российско-казахстанского экспертного IQ-Клуба. По мнению экспертов, оптимистичный сценарий развития евразийской интеграции возможен только при активизации сотрудничества в ключевых сферах экономики, создания не только новых товаров, но и новых рыночных ниш. Евразийская интеграция развивается в условиях жесткой международной конкуренции и агрессивной внешней среды. Поэтому актуальным является и создание эффективной системы зашиты внутреннего рынка ЕАЭС от внешней конкуренции.

В долгосрочной перспективе координация политики в ключевых отраслях экономики создаст необходимые условия для проявления интеграционных эффектов: снижения неравенства между странами; адаптации к интеграции в глобальную экономику; обеспечения «классических» экономических свобод; повышения конкурентоспособности национальных экономик. Благодаря интеграции будут созданы новые сегменты рынка, усилится торгово-экономическое сотрудничество, увеличится взаимная торговля товарами промежуточного назначения, возрастет экспорт, сократится доля импорта. В долгосрочной перспективе ЕАЭС должен быть активно представлен в складывающейся системе «интеграции интеграций», во взаимодействии и решении глобальных проблем на уровне интеграционных объединений мира. Это создаст «запас прочности» и укрепит экономическую основу Евразийского экономического союза.

Что касается глобальных рисков, то основная группа экономических вызов для государств-членов и Союза в цепом сводится к неустойчивости мировой экономики и хаотичности действий ее основных акторов. Но в среднесрочной перспективе ожидается смешение центров экономического развития в Китай и Индию, что неизбежно повлияет на направления международных торговых и инвестиционных потоков. Азия закрепляет за собой статус основной глобальной производственной площадки, и это нужно иметь в виду.

- Феномен нынешнего этапа деятельности IQ-Клуба – выход на внешние контуры ЕАЭС, но, опять же, через региональный формат. Я имею в виду инициативы по развитию экспортного потенциала экономики Саратовской области через сотрудничество с Ираном и вовлечение этой страны в «орбиту» ЕАЭС.
— Это позитивный итог нашего активного взаимодействия с региональной исполнительной властью. Как отметил глава Саратовского района Саратовской области Иван Бабошкин, экономический диалог с Ираном должен идти в ногу с гуманитарным сотрудничеством, развитием туристического потенциала. Простым, но своевременным шагом в этом направлении стала бы реализация планов по побратимству городов: российского – Саратов и иранского – Решт. В качестве прорыва саратовского «soft-power» предложено при поддержке правительства и бизнеса области провести выездное заседание Совета ректоров вузов Саратова с иранскими коллегами в Тегеране или Реште. Мы считаем, что при реализации продуманной программы гуманитарного и экономического партнерства станут реальными такие амбициозные для региона цепи, как создание в нового крупного российского зернового хаба, ориентированного на рынок Ближнего и Среднего Востока.

Поэтапно будут решаться транспортно-логистические задачи: создание портовых мощностей в Саратове, а также портовых мощностей для компаний региона в иранском каспийском порту Энзели. Но это не единственный пример выхода IQ-Клуба за рамки российско-казахстанской проблематики. В этом году наша экспертная площадка, помимо плановых мероприятий по проекту, в интересах развития приграничного сотрудничества с позиций Саратовской области привлекалась к участию в диалоге с партнерами из Таджикистана, приняла активное участие в Саратовском экономическом форуме «Движение только вперед!», в диалоге международных экспертов «Западный вектор ЕАЭС: от противостояния к поиску конструктивных моделей партнерства» (онлайн-конференция Саратов-Астана-Бухарест-Лондон-Ст. Петербург). Еще одним ключевым этапом апробаций, сделанных в ходе реализации проекта экспертных выводов, стала работа с молодежью. На наш взгляд, именно работа со студентами и вовлечение их в формирование горизонтальных связей со сверстниками придает позитивную динамику и формирует социальные основы для устойчивого развития межгосударственного диалога.

В этом контексте Российско-казахстанский студенческий семинар «Горизонт 2018: единое пространство самореализации России и Казахстана» стал логическим продолжением интеграционной повестки IQ-Клуба, инициативой, создающей возможность передачи эстафеты по развитию евразийского пространства от чиновников и экспертов – молодежи. Евразийская интеграция уже стала экономической реальностью, и молодежь должна профессионально ориентироваться в тех возможностях, которые открываются в связи с этим, адаптируя собственные знания и компетенции к новой экономической модели.

- Вопрос из собственной практики сопричастности, который нередко возникает во время медийных мероприятий: люди воспринимают IQ-Клуб зачастую как медиа-ресурс, из чего следуют расспросы о рейтингах, посещаемости сайта и тому подобное. Приходится объяснять, что сайт – не информационное агентство, а площадка для обмена мнениями заинтересованных потребителей.

- Согласен. Тоже сталкивался с подобным восприятием. Но действительно сайт IQ-Клуба – это не медиа-ресурс, и мы не ставим задачу конкурировать со средствами массовой информации, не гонимся за рейтингами и хайповыми новостями. Какие-то важные события в Казахстане, России, в контексте деятельности ЕАЭС, безусловно, стараемся освещать, но также в формате экспертных оценок и прогнозов. Однако главная наша цель все-таки – предоставить площадку для обмена мнениями профессионалам, работающим на интеграционном треке. Не столько медийным персонам, сколько «узким специалистам», знающим проблемы изнутри.

В этом смысле у экспертной площадки уже сформировалась своя аудитория, она постепенно расширяется, увеличивается количество подписчиков IQ-Клуба в социальных сетях. И, кстати, интерес к площадке проявляют не только коллеги-эксперты, но и представители политических элит России, Казахстана, других государств-участников ЕАЭС, занимающие позиции принятия решений. Это для нас весьма ценно. И мы намерены в будущем поддерживать тенденцию.

IQ-Клуб выходит на новый этап деятельности, в период которого нам предстоит укрепить свои позиции по уже озвученным направлениям и реализовать ряд новых интересных инициатив, о которых мы будем информировать коллег, друзей, партнеров.

Мы открыты к сотрудничеству и взаимодействию с теми, кто заинтересован в успехе евразийского проекта.

Беседовала Ольга КАЗАНЦЕВА
— оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

Экономическую платформу евразийской интеграции обсудят на Южном Урале

25 сентября в Челябинске состоится международный круглый стол  «Экономические процессы евразийской интеграции»

3

Дискуссия соберет авторитетных специалистов из России и Казахстана. Эксперты – политологи и экономисты, представители Палаты предпринимателей Карагандинской области Казахстана, общественного фонда «Социум-PV» из Павлодара, университетов Урала и Сибири и многие другие, обсудят экономическую платформу евразийской интеграции, а также проанализируют пути повышения экономической безопасности России и стран постсоветского пространства в контексте вызовов глобальной экономики.

В ходе экспертной дискуссии будут обсуждаться ключевые инструменты и возможности публичной дипломатии в развитии экономической интеграции Евразии, пути минимизации экономических рисков, поддержания устойчивости общественно-политического и экономического взаимодействия России, Казахстана и других стран Центральной Азии в рамках ЕАЭС. Отдельное внимание будет уделено вопросам расширения культурных и гуманитарных связей, способных дополнить и укрепить интеграционные процессы.

Участники круглого стола проанализируют первые итоги реализации проекта создания студенческого молодежного движения «Евразийский экспресс: Россия – Казахстан – Таджикистан». Студенты вузов Южного Урала, Казахстана и Таджикистана, а также участники конкурса на лучшую экономическую концепцию «Стратегический экономический проект в рамках единого экономического пространства» расскажут о своих наработках и обсудят пути реализации социально-ориентированных инициатив молодежи в странах Центральной Азии.

Организаторы форума – фонд социально-экономического развития «Евразийское содружество» и Центр народного единства г. Челябинска при поддержке национально-культурных объединений Южного Урала.

Приглашаем всех принять участие в работе круглого стола. Ждем Вас 25 сентября 2018 г. в 14.00 по адресу: г. Челябинск, ул. Елькина, д. 45а, малый конференц-зал бизнес-центра «ВИПР». Подробности и справки по телефону: +79193034550, +79660829732.

Проект реализуется с использованием гранта, предоставленного Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова.

Алексей Чекрыжов: Тенге не в курсе

Сентябрьские значения курса доллара по отношению к казахстанской валюте пока являются рекордными в 2018 г. В середине месяца доллар в Казахстане стоил 380,93 тенге. Несмотря на усиление тенге последних дней, до нового рекорда совсем недалеко – в январе 2016-го было зафиксировано исторического значение в 383,91 тенге за одного «американца».

Население Казахстана со второго квартала этого года стремится перевести сбережения из национальной валюты в доллары, или как минимум диверсифицировать накопления. Согласно данным Нацбанка РК нетто-покупки доллара в Казахстане превысили интерес к рублю, что в данном случае объясняется не только сезонным фактором.

Причины

Судя по заявлению главы Национального банка Данияра Акишева, основания ослабления тенге остаются неизменными. Это, прежде всего, корректировка курсов валют основных торговых партнеров. Тенге эхом отозвался на падение рубля – сказалась санкционная и протекционистская политика Вашингтона по отношению к России и Китаю. Стоит также отметить, что тенденция ослабления национальных валют сейчас характерна для всех развивающихся стран. Отток инвестиций из развивающихся экономик в пользу развитых фиксируется после того Федеральная резервная система США ужесточила монетарную политику.

Во-вторых, традиционно, на курсообразование повлияла динамика нефтяных котировок. Конечно, этим в Казахстане уже никого не удивить. Стабильность национальной валюты Республики сильно зависит от мировых цен на энергоресурсы, что становится определенной аксиомой.

Последствия

Конечно, представить повторение событий 2014-2015 гг. сложно, однако корректировка курса тенге не может не сказаться на покупательной способности населения Казахстана. В среднесрочной перспективе  2018-2020 гг. инфляционные скачки могут выйти за пределы обозначенного Нацбанком коридора. В то же время, подобные явления вряд ли несут крупные риски – финансовый регулятор Казахстана уравновесит ситуацию, если тенге продолжит снижение.

Так или иначе, индекс доверия к национальной валюте в стране падает, а популярность доллара растёт. Население Казахстана начинает меньше тратить и больше накапливать. Всё же угроза высокой инфляции реальна, в то время как доходы остаются на прежнем уровне. Ситуацию могут исправить дополнительные преференции для тенговых депозитов и иные меры противодействия обесцениванию сбережений в тенге.

Решение

Национальный банк Казахстана может переждать бурю и рассчитывать на то, что западные игроки остановят давление на Россию и Китай. Укрепление рубля и юаня автоматически отразится ростом курса тенге. В то же время, обуздать волатильность нужно сейчас.

В конце минувшей недели совет директоров Банка России повысил ключевую ставку до 7,5 % с 7,25%. Шаг в 0,25 процентного пункта, по мнению большинства экономистов, не принесёт ощутимого эффекта. Учитывая экстренное повышение ключевой ставки в Турции на 6,25%, эксперты ожидали аналогичных мер от Центробанка России. Однако Центральный банк РФ выбрал средний вариант – незначительное повышение ключевой ставки.

Национальный банк Казахстана этим летом снизил базовую ставку до 9% (в начале 2018 г. – 10,25%). При этом представители Нацбанка РК уже заявляли о возможном повышении показателя осенью. Вероятнее всего в Астане ждали новостей из России и Турции. В этой связи логично предположить, что и в Казахстане ключевая ставка вырастет в ближайшее время. Другой вопрос – на сколько процентных пунктов. Скорее всего, Нацбанк Казахстана пойдет путём российских коллег, и повышения выше одного процентного пунтк ждать не стоит. В пользу такого сценария говорит и усиление тенге в конце прошлой недели.

А воз и ныне там?

В то же время, корректировка ключевой ставки, равно как и иная искусственная поддержка курса национальной валюты не тождественны росту её надежности. Краткосрочные вмешательства регуляторов способны замедлить ослабление валюты, не выпустить инфляцию из заявленного таргета, но не более.

Краеугольным камнем надежности национальных валют Казахстана и России остается диверсификация их экономик. Иными словами, нашим государствам необходимо максимально снизить зависимости курсов тенге и рубля от мировых цен на энергоресурсы.

Для Казахстана такой сценарий является наиболее оптимистичным в вопросе повышения доверия населения к тенге. Лечение «голландской болезни» не только снимет большую часть нагрузки на национальную валюту, но и поспособствует дедолларизации экономики Казахстана.

Однако, объективно, реальная диверсификация до сих пор возможна лишь в долгосрочной перспективе. В результате, на сегодняшний день дедолларизация возможна лишь через «искусственное» повышение доверия к тенге. Американская валюта пока остаётся наиболее стабильной для сбережений большинства казахстанцев. Поскольку преодолеть зависимость тенге от нефтяных котировок в ближайшее время не получится, Нацбанк вынужден снижать интерес к доллару по-другому.

Одной из важнейших мер в решении этой задачи является поддержка вкладов в тенге и индексация пенсионных накоплений. К слову, с подачи Национального банка в Казахстане постепенно, но успешно повышается доходность депозитов в национальной валюте. Следующий шаг – сделать тенге максимально удобной платежной единицей при расчетах населения и бизнеса. Помимо естественных запретов на установку цен в условных единицах, помочь здесь может инструментарий ЕАЭС и ШОС, страны которых поэтапно переходят на взаиморасчеты в национальных валютах.

Таким образом, формирование позитивного имиджа тенге является одной из главных экономических задач Астаны. Разумеется, это не самоцель, а скорее маркер эффективности монетарной политики государства. Сформированный положительный имидж тенге сам по себе станет показателем определенных побед Казахстана в политике дедолларизации, а у населения страны, попутно,  будет меньше поводов для беспокойства.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Артур Сулейманов: Нужны ли экспертам СНГ общие принципы работы?

Общественный интерес к экспертам и экспертным центрам в сфере международных отношений (и не только) за последнее время заметно вырос. Телевиденье, интернет и иные масс-медиа транслируют экспертные оценки по широкому спектру вопросов, что свидетельствует о развитии институтов гражданского общества и закреплении института экспертизы в общественно-политической системе.  Эксперты становятся своего рода «проводниками» в массы популярных и непопулярных социальных, административных, экономических решений, оказывают им интеллектуально-аналитическую поддержку и «завоёвывают» аудитории.

Однако на сегодняшний день главная проблема экспертных организаций заключается в том, что ещё до конца не определены показатели и критерии их эффективности, а социальный заказ хоть и имеется на эти институты, но общий эффект от их деятельности (который присутствует) ещё явно не закреплен в общественных отношениях.

Экспертное сообщество в формате СНГ – это, в своём большинстве, высококвалифицированная и интеллектуально-подготовленная группа, имеющая разносторонний предмет и объект своей творческой деятельности, но не единая. 

Иерархичность экспертных сообществ явление объективное, не нуждающееся в пояснении (например, имеются экспертные центры при солидных образовательных или академических учреждениях, или независимые экспертно-аналитические компании). Но в тоже время может ли работа всех этих центров и отдельных экспертов строиться на общих принципах?

Можно предположить, что между всеми экспертными организациями, отдельными экспертами, работающими в СНГ и занимающимися вопросами СНГ, складываются бессистемные, но институциональные связи.

Почему именно институциональные?

Наверное, потому что эти отношения отражают всю сущность институционализма: экспертная коммуникация как организация, учреждение, союз; экспертная коммуникация как норма, договорные отношения, профессиональные правила поведения; экспертная коммуникация как тип определённого поведения, культуры общения. Отношениями между экспертами СНГ, по крайней мере, представлены всеми известными формами и сюжетами институционализма.

Даже не вдаваясь в строгий научный анализ, становится очевидным, что институт экспертной деятельности на просторах постсоветского пространства, даже сам по себе, является особым социальным маркером, скрывающим в себе потенциал для дальнейшей интеграции по различным вопросам.

В отличие от наших западноевропейским и американских коллег, эксперты на постсоветском пространстве (даже с диаметрально противоположными взглядами) являются друг другу понятными в априори. Что, наверное, в том числе можно объяснить культурой, ментальностью, схожими историческими и социальными кодами, исторической памятью и т.п.

У постсоветских экспертов в области международных отношений во многом очень схожие позиции по ключевым вопросам современного миропорядка и развития Большой Евразии.  Да они не идентичны, но в своей массе близки, как минимум, в своей логике и исполнении. Мы не только очень часто говорим на одном языке, но и чувствуем друг друга, тянемся друг к другу. Примеров можно привести уйму. И это не только политика, это и спорт, вопросы безопасности, социальной справедливости и т.д.

Но чего тогда не хватает сегодня постсоветским экспертным коммуникациям? 

Самое первое. Отсутствует единая методология институционального обеспечения экспертной работы на постсоветском уровне. Проводится смешение или отождествление различных понятий, институт экспертной работы, экспертные организации, экспертные центры, экспертные институты, академические центры, эксперты-аналитики, эксперты-исследователи, политологи и т.п.

Чего ещё нет? Общих правил и процедур. Подготовка и принятие общих решений, доведение их до «финальной точки», контроль за исполнением (по возможности).

Более того многие ключевые формулы экспертной деятельности, которые закладывались ещё в начале 90-хх годов на просторах постсоветского пространства, на сегодняшний день уже отслужили своё и нуждаются в переосмыслении.

Приведу несколько наиболее ярких примеров.

Формула «полицентричности», а не «многополярности». В самом начале после распада СССР (в условиях агрессивно-неконструктивного подхода США к странам бывшего Социалистического блока) возникла реальная угроза установления американоцентричного «однополярного мира». Но ситуация сегодня иная, многие задачи на международном уровне решились. На постсоветском пространстве между странами установлены теплые, братские отношения. Поэтому и риторика должна несколько сместиться. Нам не нужен конфликт с Западом, мы не ищем себя стратегических оппонентов. Постсоветский мир выступает за полицентричность.

В чём же разница этих понятий?

Многополярность подразумевает наличие как минимум двух центров глобального управления, которые находятся по отношению к друг другу в «contra», т.е. имеют «полярные» (противоположные, несовместимые) взгляды.

Полицентричность свидетельствует о другом — о наличии множества центров глобального управления, которые не обязательно должны бороться между собой. Чем больше центров – тем лучше.

Формула «мирного сосуществования» также досталась в наследство от прежней идеологической борьбы двух систем. Этот принцип был необходим для разрядки международной напряжённости и, безусловно, был прогрессивным для своего времени. Но он носит компенсаторный характер и подразумевает расчленённость современного мира и временность мирного сосуществования. Поэтому скорее нужно говорить «о безопасном мире».

Формула «прагматизма», часто используемая экспертами для описания курса внешней политики государств. На сегодняшний момент уже удалось преодолеть последствия распада СССР, укрепить дружественные и тёплые отношения между государствами, дистанцироваться от прежней социалистической идеологии, поменять «точку отсчета» в региональных балансах и др. В то же время пассивная формула «прагматизма» имеет «транзитный» характер, нужна на переломное время, но не может оставаться политической парадигмой современных государств. Не прагматизм, а взаимовыгодность и равноправный диалог.

Сегодня в формате СНГ особую значимость приобретает формирование самодостаточных экспертных площадок, независимых от западных аналитических конъектур и их прикладных исследований. Поэтому недопустимо «слепое» копирование западных образцов экспертной работы. Мы имеем свой уникальный исторический и социальный опыт в вопросах развития научной и аналитической деятельности, но вмести с тем очень схожий между собой.

В основе сотрудничества экспертов СНГ, даже независимо от политических взглядов, должен быть заложен принцип традиционализма (а не либерального эгоизма), обусловленный уважительным отношением к ближнему, что способствует пониманию и отсутствию неразрешимых проблем между ними.

Также важно сместить ориентацию деятельности с исключительно аналитической работы в сторону непосредственного содействия в решении целого ряда задач, лежащих чаще всего в плоскости интеграционных процессов и социокультурного притяжения народов. Т.е. необходимо находить баланс между научностью и достаточно активной публичной позицией, нацеленностью на решение прикладных вопросов.

Мы все высоко ценим дружбу между нашими государствами, понимаем высокую значимость наших отношений. Между нашими народами веками и десятилетиями закладывался фундамент дружеских, братских отношений. И мы должны подобающим образом относится к другим мнениям, в том числе, на экспертном уровне.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

ПРОГРАММА Международного круглого стола на тему: «Роль научно-экспертных организаций в профилактике экстремизма – опыт Узбекистана и России»

Организаторы:

  • Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия);
  • Институт истории Академии наук Республики Узбекистан (г. Ташкент, Узбекистан).

Дата проведения: 14 сентября 2018 г.

Место проведения: Республика Узбекистан, г. Ташкент, Мирабадский район, ул. Шахрисябз проезд 1, д. 5.

Начало в 16:00.

Повестка:

  • Формы и методы противодействия идеологии экстремизма в России и Узбекистане.
  • Консолидация научно-экспертного сообщества России и Узбекистана в целях противодействия экстремизму.
  • Интернет-имамы и экстремизм в интернете.
  • Противодействие пропаганде экстремистских идей в интернет пространстве.
  • Проблемы миграции в условиях нарастания террористической угрозы извне.
  • Внешнеполитический фактор в активизации радикализма.
  • Духовно-нравственная безопасность Центральной Азии и риски в молодёжной среде.

 

Участники мероприятия:

 

От России:

  • Мурзагалеев Радик Ишкалиевич – канд. полит. наук, руководитель Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия);
  • Манойло Андрей Викторович – д-р полит. наук, профессор кафедры Российской политики МГУ им. М.В. Ломоносова, Член научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации (г. Москва, Россия).

 

От Узбекистана:

  • Абдуллаев Равшан Маджидович – д-р ист. наук, директор Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Рахимов Мирзохид Акрамович – д-р ист. наук, проф., директор Координационно-методического центра по вопросам новейшей истории Узбекистана при Академии наук Республики Узбекистан;
  • Бабаходжаева Лола Маратовна – д-р ист. наук, профессор филиала МГУ им. М.В. Ломоносова в Ташкенте, член правления Ассоциации женщин-ученых Узбекистана «Олима»;
  • Ишанходжаева Замира Раимовна – д-р ист. наук, профессор Национального университета Узбекистана;
  • Назаров Насриддин Атакулович – д-р полит. наук, профессор;
  • Эргашев Бахтиёр Исмаилович, директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»;
  • Парамонов Владимир Владимирович, канд. полит. наук, руководитель аналитической группы «Центральная Евразия»;
  • Толипов Фарход Фазылович – канд. полит. наук, директор Центра «Билим карвони»;
  • Назаров Равшан Ринатович, канд. филос. наук, зам. зав. Отделом «Новой и новейшей истории» Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Асанова Светлана Алексеевна – канд. ист. наук, доцент Филиала РГУНГ им. И.М. Губкина;
  • Рахматуллаев Шавкатжон Мухаммадалиевич – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Отдела «Новой и новейшей истории» Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Шарапов Анри Абдуллаевич – канд. полит. наук, доцент Ташкентского государственного института востоковедения;
  • Шигабдинов Ринат Начметдинович – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Отдела «Новой и новейшей истории» Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Абдимуминов Ойбек Бектемирович – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Шадманов Турдибай Рузибаевич – историк, ст. преп. Филиала РГУНГ им. И.М. Губкина;
  • Алиева Вилоят Ренатовна – канд. филос. наук, старший научный сотрудник Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Алимджанов Бахтиёр Абдихакимович – канд. ист. наук;
  • Сабиров Алишер Турсунович – канд. ист. наук, докторант Ташкентского государственного педагогического университета им. Низами;
  • Рахимов Садриддин Акрамович – докторант Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Саломов Жасур Ботирович – докторант Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Махмудов Рустам – политолог;
  • Хуррамов Шухрат – журналист;
  • Бабаев Борис Рахимович – журналист;
  • Юдина Наталья Николаевна – журналист.

 

Контакты для справок:

 

Американские санкции сблизят Тюркский совет и ЕАЭС? Послесловие к саммиту в Бишкеке

1535990442_045a6b2b-9c8e-ba49-2110-c9a5a19ca1fc

Прошедший в Бишкеке VI саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ) запомнился, прежде всего, прирастанием новыми членами организации – Узбекистан заявил о намерении вступить в объединение, а Венгрия получила статус наблюдателя.

Итоговые заявления глав государств Совета касались главным образом вопросов культурно-гуманитарного спектра – сотрудничества в сфере молодежи и национальных видов спорта, а также празднования 90-летнего юбилея классика кыргызской литературы Чингиза Айтматова.

Вместе с тем многозначительным контекстом для встречи в Бишкеке стало крутое пике национальных валют двух стран-членов Совета – казахстанского тенге и турецкой лиры, которое эксперты связывают с введением американских санкций (в случае с Казахстаном речь идет о санкциях в отношение России, экономика которой тесно интегрирована с казахстанской). Не случайно самым ярким заявлением саммита стал призыв турецкого лидера Реджепа Эрдогана «положить конец господству доллара в международной торговле». Президент Турции озвучил эту мысль за время пребывания в Бишкеке дважды – на бизнес-форуме «Турция – Кыргызстан» и собственно на саммите.

«Использование доллара нам только вредит. Мы не сдадимся, мы будем победителями… Американцы ведут себя, как дикие волки», — приводят СМИ неполиткорректные высказывания турецкого лидера.

Очевидно, что такая повестка и расстановка акцентов потребует трансформации Тюркского совета в объединение с экономическими целями и функционалом. Напомним, что Турция уже поднимала вопрос о создании зоны свободной торговли тюркоязычных стран. С такой инициативой в 2016 году выступил министр экономики Турции на проходившем в Баку VI заседании министров экономики Тюркского совета.

Для Казахстана наполнение деятельности ССТГ экономическим содержанием всегда было самой собой разумеющимся тезисом. Вот и в этот раз в Бишкеке президент РК Нурсултан Назарбаев предложил упростить торговлю между странами-членами Тюркского совета.

Казахстанский лидер отметил, что необходимо в полной мере использовать транзитный потенциал стран ССТГ. «Мы расположены вдоль одного пояса — страны, являющиеся «золотым мостом», соединяющим Запад и Восток, Север и Юг. Это большое преимущество. Очевидно, что принятая недавно в Актау Конвенция о правовом статусе Каспийского моря будет способствовать повышению транзитного потенциала региона. Координация действий в данной сфере позволила бы увеличить эффективность наших транспортно-транзитных проектов. Поэтому в рамках встреч министров транспорта и морских администраций государств Тюркского совета необходимо проводить работу по упрощению тарифной политики и административных процедур», — заявил Нурсултан Назарбаев.

Напомним также, что ранее, в 2014 году, на IV саммите Тюркского совета, казахстанский президент предлагал  институализировать сотрудничество ССТГ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и даже выступал инициатором присоединения Турции к евразийскому интеграционному проекту на правах ассоциированного члена.

Однако в публичном пространстве России – стержневой для ЕАЭС страны – эта идея была встречена с некоторым холодком и настороженностью. Не получит ли она поддержку сегодня, когда Турцию и РФ сближает недовольство американской санкционной политикой? Может ли ЕАЭС «прирасти» за счет ЗСТ Тюркского совета? Усилит ли это его потенциал? И насколько заинтересованы в этом партнерстве страны ССТГ? Падение тенге и турецкой лиры беспокоит страны региона.

Глава Клуба политологов «Южный Кавказ» (Азербайджан) Ильгар Велизаде, оценивая позицию Азербайджана в этом вопросе, отметил, что АР «заинтересована в создании любых благоприятных условий для взаимодействия государств региона и, в частности, тюркоязычных стран, позволяющих устранить преграды для развития транспортного сообщения, повышения транзитного потенциала, активизации инвестиционного и прочих видов сотрудничества в экономической сфере, роста товарооборота и совершенствованию его структуры».

«В этом смысле предложение лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева создает исключительно благоприятные условия. Тем более, что президент Казахстана известен тем, что не любит откладывать намеченные планы в долгий ящик. Конечно, в этом смысле интересно и предложение Нурсултана Абишевича использовать возможности нового финансового центра «Астана». Однако необходимо, прежде всего, общими усилиями повысить его практическую значимость, дать развиться этой инициативе», — поясняет азербайджанский эксперт. В Тюркском совете И. Велизаде видит, в том числе, инструмент минимизации экономических и геополитических рисков, характерных для современного мира. «Консолидация действий государств тюркского мира, которые участвуют в различных интеграционных объединениях, но вместе с тем строят сотрудничество на общности целей и гуманитарных, если можно так выразиться, идеологических основ, позволяет в значительной степени купировать те риски и проблемы, которые возникают не по их вине и носят глобальный характер. В этой связи американские санкции в отношении не только России и Турции, но и Ирана, давление на Китай, естественно создают необходимость в консолидированных действиях по предотвращению негативных последствий для региона. Те негативные процессы, которые происходят с турецкой лирой или казахстанским тенге, не могут оставить безучастными другие страны региона. Есть серьёзная обеспокоенность, которая создает фон для активизации общих усилий по минимизации этих деструктивных процессов», — подчеркивает И. Велизаде.

Соглашение о преференциальной торговле и ничего лишнего

Эксперт Российского совета по международным делам (РСМД), глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович отмечает, что сегодня «складывается благоприятная обстановка для сближения Турции и СНГ». «В первую очередь большую роль здесь играет политическое сближение с Россией, обострение конфликта с США и фактические вступление в санкционную войну, а также общая с РФ позиция по Сирии. Подобное сближение может открыть дорогу к сотрудничеству Турции с ЕАЭС, что многократно предлагал Казахстан, или даже возможно с ОДКБ. Как минимум, открываются возможности, связанные с турецким лозунгом дедолларизации, которая уже происходит в евразийских государствах», — говорит Н. Мендкович.

Вместе с тем подписание ЗСТ между странами Тюркского совета представляется российскому эксперту «мало осмысленным», так как на текущий момент уже есть ЗСТ СНГ, которую и так уже поддержали страны Центральной Азии. «Более широкую интеграцию, включающую снятие нетарифных барьеров и общие производственные стандарты, уже включает ЕАЭС», — уточняет эксперт. Наиболее вероятным путем интеграции Н. Мендковичу видится подписание соглашения о преференциальной торговле ЕАЭС – Турция, то есть «своего рода ассоциированное членство Анкары в Союзе». «Эта возможность обсуждалась с момента начала разработки договора о ЕАЭС и сейчас может быть реализована. Такое соглашение определило бы круг рынков, на которые стороны готовы открыть взаимной доступ товаров и капиталов. Что максимально отвечает интересам Центральной Азии и исключает риск неконтролируемой экспансии турецкой продукции, которая в своё время убила сельское хозяйство Грузии и привела к захвату национального рынка турецкими продовольственными товарами», — поясняет эксперт РСМД. В то же время Н. Мендкович уверен, что развитие объединения тюркских государств вряд ли будет иметь экономическое измерение. «Интеграционные форматы уже есть, а присоединение к ним Турции должно иметь постепенный характер в интересах стран Центральной Азии. Военный «Тюркский союз» также маловероятен, так как основной военной силой в регионе будет оставаться Россия, а Турция пока слишком погружена в сирийский кризис и не сможет вести систематическую оборонную политику где-то, кроме Ближнего Востока. Но, подчеркну, развитие сотрудничества тюркских народов в сфере культуры, образования и общей внешней политики возможно. Его поддержит, в первую очередь, сама Россия, которая является одним из крупнейших государств с тюркских населением. Миллионы представителей тюркоязычных народов являются гражданами нашей страны, а ряд из них входят в ее высшее руководство», — подытоживает Н. Мендкович.

Месседжи Эрдогана адресованы турецкой аудитории

Казахстанский политолог Жаксылык Сабитов испытывает скепсис относительно того, что сделанные в Бишкеке заявления дадут серьезный импульс для трансформации Тюркского совета в экономическую организацию, а также создадут условия для сближения ССТГ и ЕАЭС. «На прошедшем в Бишкеке саммите происходил поиск единого знаменателя для всех членов ССТГ. Не секрет, что каждая страна, входящая в Совет, продвигает свою повестку для обсуждения и имеет свои четко очерченные национальные интересы. Казахстан подходит к этому объединения сугубо экономически рационально и поэтому все инициативы, исходящие от нашей страны, касаются в основном экономики», — говорит казахстанский эксперт. Заявления, сделанные Реджепом Эрдоганом в Бишкеке, адресованы, прежде всего, на внутреннюю турецкую аудиторию, считает Ж. Сабитов. «Эрдоган приехал на саммит показать своему внутреннему турецкому избирателю, что у Турции имеется надежный тыл, и американские санкции не приведут к международной изоляции страны. Его заявления не более чем популизм, адресатом которого являются граждане Турции», — поясняется казахстанский политолог. «Не думаю, что сейчас сложились благоприятные условия для сближения ССТГ и ЕАЭС. Это организации разного формата: ЕАЭС чисто экономическая структура, в то время как ССТГ больше фокусируется на культурно-гуманитарном сотрудничестве. Также маловероятно, что ССТГ будет реформироваться в экономическую международную организацию. Скорее, организация будет эволюционировать по подобию Северного совета, который также объединяет между собой близкие по духу скандинавские страны и занимается в основном культурно-гуманитарным сотрудничеством», — прогнозирует Ж. Сабитов. Если же на почве недовольства санкционной политикой США и образуется некое подобие антиамериканской коалиции, то это произойдет, скорее всего, за рамками ЕАЭС и ССТГ, в формате двустороннего сближения Турции и России, подытоживает казахстанский эксперт. Жанар Тулиндинова

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.
— оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

1 2 3 15