Социальная политика в ЕАЭС ближе к странам первого, чем третьего мира

 

Европейский уровень жизни – результат борьбы профсоюзов за права трудящихся, а опыт Латинской Америки учит, что легче недовольных «порубить мачете». Тренды соцполитики и поиски золотой середины между жестким капитализмом и поощрением иждивенчества обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии».

Заседание 3

Все евразийские страны заявляют о строительстве социального государства, но каждый понимает это по-своему, отметили спикеры прошедшей в Алматы дискуссии «Социальная политика на евразийском пространстве: повседневность, реформы и сотрудничество». Однозначного определения данного понятия не существует в принципе. А на постсоветском пространстве, после того как республики бывшего СССР стали независимыми, осталась память о том, как было, и очень разные представления о том, как должно быть.

«В советское время было четкое представление о том, что государство должно заботиться о людях и проводить определенную социальную политику в здравоохранении, образовании и в других сферах. Сейчас же на эту политику смотрят как на патерналистскую. Соответственно, в заявлениях чиновников говорится, что надо уходить от патернализма, то есть от советского патернализма. А к чему мы должны тогда идти? – задалась вопросом президент центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. – У нас нет некоего представления, которое мы бы выработали сами. Сейчас оно берется из тех рейтингов, в которых страны участвуют. Условно некое всемирное правительство нам говорит: если вы будете в рейтингах, например, в Глобальном индексе конкурентоспособности, иметь вот такую-то позицию, значит социальная политика у вас хорошая. Если же вы в этих рейтингах не участвуете или у вас плохие показатели, значит и ваша социальная политика неудовлетворительная. Но нет такого, чтобы отталкивались от позиций населения. Пока, во всяком случае, в Казахстане, да и в России, один взгляд: по сравнению с советским периодом это плохо или хорошо». 

Гульмира Илеуова уточнила, что сравнение с советским периодом характерно для людей старше 45-50 лет. А вот молодежь не имеет собственных стандартов вовсе, ориентируясь на желаемый образ престижной жизни – либо на «золотую молодежь», либо на своих западных сверстников. При этом, как констатируют эксперты, население постсоветских государств склонно к иждивенчеству и не умеет отстаивать свои права.

«Что касается иждивенчества, то это только в определенной мере советский атавизм, а в какой-то мере явление заложено в традициях, – считает старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен. – Если ты старший сын, то должен своим младшим братьям помогать. Есть еще такой момент: государство не рекламирует свою социальную политику. Пока в собес не сходишь, о льготах не узнаешь… Как гласит казахская пословица, «не плачущему младенцу грудь не полагается». А почему в Европе все более-менее хорошо, так это результат борьбы профсоюзов с государством. У нас с этим туговато, профсоюзы не всегда заметны, социальные инициативы всегда идут сверху. Нас всегда государство облагодетельствует, это не результат борьбы, трудового народа подвиг, поэтому и социальные завоевания не особо ценятся».

Социальные права людей и социальная политика государства определяются тем, насколько основная масса населения сможет этих прав у руководства страны добиться, убежден заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. Он также считает, что это не про нас, граждан постсоветских стран. В пример он привел пенсионную реформу в России – депутаты проголосовали практически единогласно, несмотря на неоднозначное отношение общества. Впрочем, в серьезный протест несогласие с повышением пенсионного возраста не вылилось. «Если бы, допустим, во Франции власть взялась бы за подобные инициативы, нетрудно догадаться и представить, что было бы в Париже и других французских городах. Я сам был свидетелем, сколько людей выходит на Елисейские поля, протестует и, в конце концов, данные действия влияют на правительство», – рассказал Сергей Козлов.

Есть и другие версии происхождения высоких стандартов качества жизни в западном мире. Одно из них – соперничество с СССР, точнее, противоборство на мировой арене двух систем – капиталистической и социалистической.

«Приходилось встречать в текстах СМИ расхожее выражение одного финского профессора о том, что «СССР создал рай для рабочих Финляндии». Это высказывание отражает факт влияния Советского Союза на модернизацию капитализма, который вынужден был в условиях острой идеологической борьбы двух систем становиться социальным государством», – отметил представитель Казахстанской коммуникативной ассоциации, PR-консультант Владимир Павленко. Он также сказал, что в наших условиях довольно трудно говорить о ведущей роли профсоюзов в защите прав трудящихся, когда «постановка острого вопроса в социальной сфере стремительно переводится в политическую плоскость».

Оценки социальной политики государства зависят от того, с чем сравнивать, заметил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов:

«Пример стран Латинской Америки показывает, что, когда люди сильно возмущаются, их легче вывести в джунгли и порубить с помощью мачете. Я утрирую, конечно, однако в свое время в этих странах действовали эскадроны смерти и недовольных убивали сотнями – профсоюзных лидеров, активных рабочих, священников, активистов. В Аргентине, скажем, их скидывали с самолета в океан – и никакой социальной защиты. У нас же социальная система социального обеспечения отнюдь не третьего мира, а ближе к странам первого. Я бы не сказал, что в стране все профсоюзы вымерли. Люди еще до сих пор по профсоюзным путевкам ездят, только они об этом в СМИ не рассказывают. Обычно те, кто льготы получает, санаторное лечение, поездки оплачиваемые, об этом предпочитает умалчивать, чтобы не повышать социальный градус. Живем пока нормально, я бы так сказал».

Марат Шибутов привел и другие примеры из нашей жизни, о которых зачастую забывают, сравнивая системы соцзащиты «у нас» и «у них». В Казахстане действует санитарная авиация, которая доставляет тяжело больных и пострадавших в ЧС граждан в больницы не только из отдаленных уголков страны, но и из других государств. Для людей с инвалидностью закупаются специальные технические средства, пациентам с редкими заболеваниями бесплатно выдают дорогостоящие лекарства. Такое отношение к людям характерно только для социальных государств, где придерживаются принципов человекосбережения.

«Социальная политика – это компромисс между потребностями общества и возможностями государства, прежде всего финансовыми. Не нужно демонизировать правительство, которое в понимании некоторых «кровопийцы», которые только и мечтают «обчистить трудовой народ». Нет, на самом деле социальная политика обусловлена бюджетом – сколько денег есть, столько у нас социальных стандартов», – считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, доктор экономических наук Вячеслав Додонов.

Он рассказал о том, что ситуация в сфере соцзащиты меняется не в лучшую сторону во всем мире. В частности, в Германии еще несколько лет назад средний размер пенсии составлял 74-75% от заработной платы, а сейчас это только 47%. Мир беднеет, констатируют эксперты, потому одним из глобальных трендов стало сокращение социальных обязательств со стороны государств. Но есть и другой подход, говорят участники дискуссии. Во многих странах пришли к пониманию того, что активная социальная политика выгодна государству. Во-первых, именно за счет населения обеспечивается внутренний спрос, соответственно, развивается собственное производство, появляются новые рабочие места, растет благосостояние граждан, повышается объем налоговых отчислений. Во-вторых, сытое население – это лояльные избиратели.

В частности, выгоду соцполитики распознали в Китае. Как рассказал директор Центра китайских исследований ChinaCenter, политолог Адиль Каукенов, раньше в КНР практически не платили пенсий, особенно это касалось сельского населения. В 2009 году, когда на Китай навалился кризис, американцы перестали покупать товар, в Пекине обратились к политике стимулирования внутреннего спроса. Тогда-то и начали платить пенсии и выдавать льготные потребительские кредиты. «Решили: пусть каждый колхозник купит по телевизору, холодильнику и стиральной машине, и это даст работу заводам. Люди купили все, что им нужно, заводы работают. Более того, техника ломается, заново покупать ее надо – круг замкнулся», – рассказал китаевед.

Что же касается евразийских государств и разнонаправленных трендов в сфере соцполитики, то, как обратил внимание политолог Эдуард Полетаев, в последние два года в Казахстане и России вопросы социальной политики находятся в центре внимания и государства, и общества. Связано это с тем, что лидеры двух государств выступили с рядом социальных инициатив. Политолог напомнил, что 5 марта 2018 года Нурсултан Назарбаев выступил с обращением «Пять социальных инициатив президента», а 5 октября было озвучено послание народу «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни».

По мнению Эдуарда Полетаева, странам ЕАЭС необходимо целенаправленная социальная политика, как в свое время это делалось в Евросоюзе для того, чтобы минимизировать негативные последствия от перехода к единому рынку. «Не все в Европе идеально, но стоит ознакомиться с такими документами, как декларация под названием «Хартия основных социальных прав рабочих» от 1989 года, «Договор о социальной политике» от 1991 года, «Европейская стратегия занятости» от 1997 года. Во всяком случае, успехи скоординированной социальной политики сыграли важную роль в росте целеустремленности многих государств Восточной Европы и их граждан, выраженной в желании стать членами и гражданами Европейского союза. Путь от осмысления важности собственной социальной политики до продуманного комплекса мер – это путь экономического успеха ЕАЭС, инструмент обеспечения социальной безопасности и мира. Пока же стоит подумать о том, чтобы в социальной сфере политика ЕАЭС могла выполнять такие задачи, как гармонизация социального пространства, поощрение межстранового сотрудничества и распространение передового опыта», – заключил политолог.

Аманжол СМАГУЛОВ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники