Эксперт: «Без выстраивания единой правовой системы решение задач, стоящих перед ЕАЭС, невозможно»

_png_3Эксперт: «Без выстраивания единой правовой системы решение задач, стоящих перед ЕАЭС, невозможно»

Актуальной задачей на современном этапе развития Евразийского экономического союза выступает задача формирования единой правовой системы объединения. Причем в создании таковой нужно исходить из посыла, что ЕАЭС по всем признакам подпадает под определение не «международная организация», но «межгосударственное объединение». Таким мнением поделилась с «IQ» доцент Кафедры теории государства и права Саратовской государственной юридической академии Валентина ЕЛИСТРАТОВА.  

- Валентина Владимировна, на различных дискуссионных площадках Вы активно продвигаете тезис о необходимости формирования единой правовой системы Евразийского экономического союза. В чем актуальность вопроса?

- Позволю себе начать издалека, от общего – к частному, так сказать. Сегодня все мы все являемся очевидцами тех изменений, которые привнесла в мир глобализация. На фоне тревожных событий в разных уголках планеты и общей напряженности политической обстановки в юридической среде все настойчивее звучит тезис не только о попрании норм международного права, но и том, что само международное право зачастую предполагает попрание национальных интересов государств.

В определенной степени с этим нельзя не согласиться.

При этом евразийская доктрина позиционируется в качестве одного из принципов внешней политики ряда современных государств. И совершенно естественно то, что одним из основных направлений реализации этого принципа стал поиск международных правовых форм интеграционной политики с целью избежать каких-либо негативных моментов.

Создание Евразийского экономического союза имеет историческое значение. Страны, которые входят в объединение, формируют принципиально новую геоэкономическую реальность XXI века. Существует даже определение ЕАЭС как нового цивилизационного ориентира.

Безусловно, в этих условиях проблема формирования правовой системы Евразийского экономического союза представляет не только научную, но и огромную практическую значимость. Ведь единая правовая система выступает организующим началом всей правовой жизни ЕАЭС, обществ входящих в него государств и, естественно, играет решающую роль в эффективности интеграционных процессов.

Но если сегодня мы можем констатировать, что правовая жизнь ЕАЭС – это уже объективная реальность, то в отношении единой правовой системы объединения можно лишь говорить о том, что она находится в стадии формирования и развития.

- Что подразумевается под единой правовой системой вообще и под единой правовой системой ЕАЭС?

- Чтобы было понятно, я приведу наиболее распространенную дефиницию: под правовой системой подразумевают совокупность всех юридических явлений и правовых средств. Прежде всего сюда относятся объективное право, юридическая практика в различных ее видах и господствующая правовая идеология.

Если говорить о состоянии исследований проблем Евразийского экономического союза, не трудно заметить, что имеющиеся научные работы в области права посвящены отдельным элементам правовой системы. Но, на мой взгляд, в отношении интеграционного объединения уже сегодня назрела актуальность   системно-структурного подхода, поскольку только такой подход дает возможность обеспечить более глубокое понимание существующих в сфере евразийской интеграции реалий и, следовательно, оптимально осуществить цели и задачи объединения.

Без научного осмысления конкретных шагов по выстраиванию единой правовой системы решение задач, стоящих перед ЕАЭС, невозможно.

Понятно, что формирование правовой системы начинается с формирования ее правовой основы. Такой основой стал Договор о Евразийском экономическом союзе, который, замечу, не возник на пустом месте. Он «вырос» из опыта деятельности Евразийского экономического сообщества, Таможенного союза, зоны свободной торговли в рамках СНГ, Единого экономического пространства.

Поскольку ЕАЭС определяется как «экономический союз», сегодня для развития его правовой системы нужны прежде всего законы в сфере экономики. Но здесь я хотела бы обратить внимание на необходимость перехода от практики формулирования отдельных, «разрозненных» законов к методологии формирования союзного законодательства. При этом нужна строгая последовательность правотворческих шагов и четкая система действий, направленных на то, чтобы в основу союзного законодательства был заложен принцип оптимального сочетания частных и публичных интересов.

- Можно ли считать имеющие место в ЕАЭС процессы унификации и гармонизации национальных законодательств государств-участников неким этапом формирования единой правовой системы Евразийского экономического союза?

- Формирование единой правовой системы ЕАЭС и союзного законодательства обязательно предполагает гармонизацию и/или унификацию национальных законодательных систем, поскольку это и есть способы сближения права.

В рамках многих объединительных процессов в настоящее время более предпочтительной становится гармонизация.

В чем отличие? Если унификация – это создание каких-то единых правил поведения, то гармонизация как раз не предполагает строгих единых стандартов. Да, она направлена на выработку общих правовых позиций, но с сохранением и с учетом позиции отдельного национального государства.

К слову, успехи, которые достигнуты Европейским союзом в рамках экономического развития и в других сферах, опираются на применение именно гармонизированных норм.

В процессе выстраивания единой правовой системы больше значение отводится правовой политике, которая не есть что-то выдуманное. Она реально существует, это достаточно гибкий процесс целенаправленной трансформации постоянно меняющихся социальных связей. И научное осмысление проблем Евразийского экономического союза через призму именно правовой политики направлено на активное внедрение научных результатов в практическую деятельность как наднациональных органов, так и других управленческих структур.

Здесь я хотела бы выделить еще один важный момент: сейчас нередко под «одну гребенку стригут» и международные организации и межгосударственные объединения. В то время, как это разные форматы. Когда мы говорим о международной организации, мы ведем речь о сотрудничестве в тех или иных конкретных сферах. Межгосударственные объединения предполагают выход за пределы такого сотрудничества. То есть это формат более продвинутого взаимодействия, в котором в большей степени отражено взаимовлияние и взаимодействие государственных, конфедеративных и надгосударственных начал. И вот это качество «надгосударственности» является отличительным функционированием межгосударственных объединений.

Уже имеет место быть интеграционное правосудие, существует и термин, определяющий этот процесс, и это серьезный шаг вперед.

Вообще, с начала 2015 года Евразийский экономический союз активно заявил о себе. И со временем в межгосударственном объединении взаимовлияние национального и наднационального права будет все более заметным, если развитие ЕАЭС выйдет на тот уровень, к которому мы стремимся. Очень было бы неплохо, если бы нашлись люди, которые поставили бы вопрос о разработке правовой концепции ЕАЭС. Она бы стала единой моделью правового развития евразийской интеграции, согласованной программой действий для всех государств объединения. В этом и смысл правовой политики, которая должна быть адекватной, соответствующей реалиям.

В Договоре о ЕАЭС конкретно обозначено, что Евразийский экономический союз – международная организация. Однако я придерживаюсь той точки зрения, что правовая система Евразийского экономического союза, которая еще формируется, но уже располагает системой наднациональных органов, включая Суд ЕАЭС, уже свидетельствует о том, что перед нами межгосударственное объединение. По крайней мере, в стадии его активного становления.

Источник: «Казахстанско-российский экспертный IQ-клуб»

оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники