ЕАЭС: движение к цели в условиях «не попутного ветра»

safe_image (2)В Астане сегодня проходит саммит Евразийского экономического союза – главы государств-участников интеграционного объединения прибыли в столицу Казахстана на заседание Высшего Евразийского экономического совета. В ходе встречи на высшем уровне, как ожидается, будут рассмотрены перспективы углубления интеграции, включая вопросы формирования общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов, а также возможности  расширения торгово-экономических связей объединения с зарубежными странами и региональными интеграционными объединениями. На полях саммита состоятся также двусторонние встречи лидеров государств ЕАЭС.

Нынешний саммит – четвертый с момента создания ЕАЭС. В нем принимают участие президенты России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии.

По информации из официальных источников, встреча носит регулярный характер, «революционных» решений по ее итогам не ожидается.

Анонсируя повестку дня форума, помощник президента Российской Федерации Юрий Ушаков отметил, что на встрече в Астане будут согласованы концепции формирования к 2025 году общих рынков нефти и газа.

Также ожидается принятие пакета решений по запуску Соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, обсуждение вопроса о начале переговоров по подготовке соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем, в частности, рассмотрение возможностей сопряжения ЕАЭС с реализуемой Пекином инициативой Экономический пояс Шелкового пути, других вопросов.

На полях саммита пройдут и двусторонние переговоры лидеров государств-участников ЕАЭС, в том числе встреча президентов Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина.

Нужно отметить, что нынешний саммит ЕАЭС проходит в непростых геополитических и экономических условиях, которые, в том числе, отразились и на ведущих экономиках лидеров интеграции — России и Казахстана.

В 2015 году на 28% (15,5 млрд. долларов) сократились объемы взаимной торговли между двумя странами, по итогам первого квартала товарооборот снизился на 30% (2,55 млрд. долларов). При этом падение российского экспорта составило 29%, казахстанского – 33%. Приняв на вооружение такую динамику, скептики евразийской интеграции в обеих странах вновь заговорили о бесперспективности «евразийского проекта».  Мнением о том, насколько обоснованы подобные «опасения», поделились российские эксперты.

Елена КУЗЬМИНА, заведующая сектором развития постсоветских государств института экономики РАН:

- В настоящее время в национальных экономиках государств-основателей ЕАЭС –  России и Казахстана – накопилось немало проблем, которые мешают развивать взаимодействие и в двустороннем формате, и в формате межгосударственного объединения.

Как известно, в 2015 году резко упали мировые цены на основные экспортные  товары крупнейших экономик ЕАЭС – на нефть и газ, на все виды металлов. Практически во всех странах объединения произошла девальвация национальных валют. Все это привело к резкому сокращению доходов в бюджет и стало поводом к пересмотру экономической политики как внутри государств-участников, так и в ЕАЭС в целом.

Но я бы не стала драматизировать ситуацию, опираясь на показатели объемов взаимной торговли, на чем зачастую строят свои теории скептики евразийской интеграции.

Если посмотреть показатели внешней торговли любой страны ЕАЭС в 2015 году, несложно убедиться в том, что торговые объемы рассчитываются в долларах. Между Россией и Казахстаном солидная часть торговли идет в рублях. С учетом того, как изменилось соотношение и рубля, и тенге к доллару, это очень «лукавые» цифры. Тем более что в Казахстане девальвация имела место дважды — и в прошлом, и в позапрошлом году.

Кроме того, если принять во внимание то, что ни Россия, ни Казахстан не сократили объемов добычи нефти и газа в 2015 году, становится понятным, что речь идет в большей степени о ценовых курсах, повлиявших на показатели объемов торговли.

При этом Казахстан в 2015 году почти на три процента увеличил свою долю во взаимной торговле в ЕАЭС, несмотря на то, что к объединению присоединились еще две, пусть и не самые сильные, экономики.

С учетом этих факторов ситуация не выглядит столь уж пессимистичной.
Да, мы действительно исчерпали те торговые «эффекты», которые имели место в самом начале интеграции, особенно между странами-основательницами.

И не случайно актуальным сегодня становится вопрос специализации экономик, о чем в прошлом году саммите приграничного сотрудничества в Сочи справедливо заметил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Нам нужно развивать промышленное производство, производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. Только в этом случае начнется увеличение торгового оборота.

На мой взгляд, необходимо аккуратно учитывать различные статистические «нюансы», чтобы более четко определять проблемы и возможности сотрудничества и внутри ЕАЭС, и в двусторонних отношениях.

Александр ГУСЕВ, директор Института стратегического прогнозирования, главный научный сотрудник Института социологии РАН:

- Экономика и торгово-экономические отношения внутри Евразийского экономического союза действительно несколько «просели» в последнее время. На то есть ряд объективных и субъективных причинно. Но, несмотря на это, перспективы евразийской интеграции я оцениваю позитивно.

Те объемы экономического сотрудничества, которые мы наблюдаем сейчас – явление временное. У меня есть основания утверждать это, принимая во внимание те наработки, которые будут озвучены на нынешнем заседании Высшего Евразийского экономического совета. Этих наработок достаточно много, и их можно разделить на три крупных блока.

Первый блок – взаимодействие ЕАЭС с Китаем в рамках инициативы Экономический пояс Шелкового пути.

Второй – создание общего рынка нефти и газа. Подчеркиваю: пока речь идет об общем, а не едином рынке. В этом смысле разворачивались достаточно серьезные баталии. Были представлены три основных концепции, которые рассматривались Евразийской экономической комиссии. Дебаты шли о том, на какой площадке и по какому принципу взаимодействовать, в рамках общего рынка или единого рынка с едиными тарифами и ценами. Пришли к выводу о том, что от общего рынка нужно постепенно переходить к единому. Но процесс перехода займет около 10 лет. То есть к 2025 году, если общая тенденция и конъюнктура не изменятся, мы осуществим такой переход.

И третий блок – тема, связанная с единым Таможенным кодексом, проект которого уже разработан и будет обсуждаться достаточно детально.

Естественно, на нынешней встрече большое внимание будет уделено вопросам безопасности ЕАЭС. Здесь проблем достаточно много. В том числе, касающихся деятельности ОДКБ. На повестке дня стоит вопрос расширения Договора о коллективной безопасности и наполнения его достаточно серьезным экономическим блоком.

Что касается перспектив ЕАЭС, то я глубоко убежден: интегрироваться нужно.

Да, мы понимаем, что существует определенная разновекторность в интеграционном процессе, что руководство Казахстана, например, видит этот процесс и его задачи несколько в ином свете, нежели руководство России или же Беларуси. Не нужно сбрасывать со счетов и стремление определенных сил, в том числе и политических, акцентировать внимание на нереализованных эффектах ЕАЭС. Но это не должно нам мешать интегрироваться. И это прекрасно понимают лидеры всех государств-участников объединения.

Поэтому никакой «перезагрузки» экономических отношений в формате ЕАЭС не будет.

Аждар КУРТОВ, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии»:

- Мы сегодня переживаем сложную ситуацию, и, очевидно, эта «сложность» должна была учитываться еще в момент возникновения идеи создания ЕАЭС. Действительно, выгоды Евразийского союза расписывались в гораздо более внушительных и оптимистичных объемах и цифрах. Но, замечу, эти прогнозы не сбылись не потому, что ученые были бестолковыми, а потому что они строили прогнозы на восходящих трендах, на тенденциях восходящих рынков. Ситуация в то время разительно отличалось от того, что мы имеем сейчас. Когда рынки падают, конечно, ситуация возникает принципиально иная.

Известно, что и серферу, и лыжнику дополнительную скорость придает попутный ветер в спину. Мы же сейчас имеем «ветер в лоб»! Скорость интеграции, естественно, упала, упали цены на сырьевые товары, и по нынешним цифрам мы делаем вывод о том, что у нас недостаточно хорошая интеграция.

Вопрос: а по-другому могло быть, если у нас одинаковые по структуре экономики, одинаковые товары? Мы что, за короткий период времени смогли перейти к торговле товарами с высокой добавленной стоимостью? Вряд ли…

У нас есть хоть одна международная, «транснациональная» компания, которая объединяла бы производства всех государств-участников ЕАЭС, выпускающая продукцию достойную и востребованную на мировом рынке? Нет…

И попыток создания их я особых не вижу.

Была попытка создания такого мощного комплекса на космодроме «Байконур», но она провалилась. Не буду утверждать, кто в этом виноват, хотя факты – упрямая вещь, и позиция «Казкосмоса» сыграла определенную роль в том, что Россия была вынуждена строить форсированными темпами новый космодром «Восточный».

Есть примеры и с другими странами. Посмотрим на ситуацию критично: ни Россия, ни Казахстан, ни и тем более другие страны ЕАЭС не контролируют цены ни на один товар на мировом рынке.

Была ситуация несколько лет назад, когда мы могли в определенных пределах контролировать рынок азотных удобрений с Беларусью. И что произошло? Успешную компанию «Азот-калий» умудрились развалить конфликтом и в итоге собственными руками «удушили» шанс получения больших прибылей, использования конкурентного преимущества для общей выгоды.

Думаю, нам нужно более критично относиться к себе и друг к другу. При разнице в экономических подходах не забывать о необходимости создания совместных финансово-промышленных групп, промышленных предприятий.

Вместо этого мы в условиях кризиса еще больше становимся на позицию обособления – защиты интересов и создания преференций для национальных производителей. Но подобная тактика не принесет желаемого результата. Необходимо перестраивать такую линию поведения.

Посмотрите, на этом фоне вновь оживились противники интеграции, в СМИ идут публикации с критикой союза. На ЕАЭС валят все беды национальных экономик. Но любой механизм, его качества, проверяются не только в благоприятных условиях, но и в условиях агрессивной среды. Возможно, надо изменить что-то в наших подходах, которые формировались в лучшее время, но которые, как оказалось, не работают эффективно в условиях кризиса.

И еще: важно исключить «пропагандистскую манеру» в подаче сути интеграции, это к хорошему никогда не приводит. Разумные эксперты должны критично мыслить и высказывать свои мнения, даже если их выводы не совсем приятны для национальных правительств и для национального бизнеса.

Источник: Российско-казахстанский экспертный IQ-клуб

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники