Джеймс Пирс: об антагонизме и вариантах взаимного познания ЕАЭС и Великобритании в контексте российско-британских отношений

пирм

Российско-Казахстанский IQ-клуб продолжает серию интервью с экспертами для формирования общей картины экспертного восприятия Евразийского экономического союза во внешнем контуре. На этот раз, собеседником IQ стал исследователь из Великобритании — Джеймс ПИРС, который специализируется на отношениях России и Англии и преподает в «Anglia Ruskin University». Он поделился своим видением современных российско-британских отношений, а также выразил свое экспертное мнение о перспективах сотрудничества Великобритании и стран-членов ЕАЭС после «Брексита».

— Во-первых, спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. Я читала вашу интересную статью в научном журнале «Современные евразийские исследования» о британской позиции и видении современной евразийской интеграции с участием России и пост-советских стран. Интересно ваше мнение, как вы считаете, что изменится с «Брекситом» конкретно в отношениях с ЕАЭС и, в частности, российско-британских отношениях?

- Мало, что изменится, но есть причины почему все не так просто. Англо-российские отношения были непростыми на протяжении последних 125 лет. В этом смысле то, что мы переживаем сейчас, не является чем-то новым. Однако за всю мою жизнь отношения с Россией никогда не были такими плохими. Отравление Скрипаля показало глубокое недоверие и подозрение в отношении российского государства среди британской элиты. Для многих (и я не говорю, что это мое мнение) это было доказательством того, что Россия и ее руководство являются плохими актерами, которых нужно поставить на место. В другом месте лидер Лейбористской партии Джереми Корбин еще не говорил даже о России. Он может стать следующим премьер-министром раньше, чем мы думаем, и политика лейбористов по отношению к России неизвестна самим членам ее партии, не говоря уже о ком-либо еще. Обе основные партии выразили готовность разобраться с отмыванием денег из России, но побудить их это сделать может только большая шумиха в прессе. Я подозреваю, что некоторые шаги в этом направлении будут сделаны, но это будет скорее символическим, чем чем-то эффективным. Точно так же любые санкции в отношении России вряд ли будут отменены. Я оптимист, изо всех сил пытаюсь понять, что может улучшить отношения в ближайшем будущем, но пока все это вызывает глубокое сожаление.

Что касается остальной части ЕАЭС, за последнее десятилетие связи неуклонно улучшаются. Это хорошо, и Brexit не должен испортить это. При этом Беларусь, Армения и Центральная Азия не являются приоритетными направлениями для британского правительства. Великобритания, безусловно, будет больше ориентироваться на рынки Содружества, США и развивающихся стран Азии после своего ухода из ЕС. В конце концов, ему придется искать другие рынки, но что дальше? Этот вопрос остается таким же открытым как и сам Brexit.

Главным приоритетом остаётся стабильность региона. Речь идёт не только о консолидации гражданских обществ или подавлении расширения исламского терроризма, но также важно приостановить влияние Китая.

— Вы сказали о том, что возможно следующим премьер-министром Великобритании станет Джереми Корбин, возможен ли вообще такой вариант, что Тереза Мэй сложит свои полномочия и уйдет в отставку раньше времени?

- Это только вопрос времени. Она потеряла время после проигрыша всеобщих выборов 2017 года. Когда она впервые стала премьер-министром, я помню, думал, ну, она умеренно мыслящая личность (в отличие от Андреа Лидсом), так что, по крайней мере, с ее ответственным постом, «Брексит» может пойти намного лучше. Ее характер сделал ее неспособной контролировать подразделения в ее группе. Она также слишком быстро исключила создание таможенного союза и единого рынка, тем самым отталкивая консервативно настроенных избирателей. Но, когда мы смотрим в прошлое, я подозреваю, что ее «положат на одну полку» с такими политиками, как сэр Роберт Пил, Дэвид Ллойд Джордж и Рамсей Макдональд; лидеры, которые в конечном итоге пожертвовали своей репутацией и политической карьерой в интересах британского государства. Однако Консервативная партия должна очень тщательно выбирать своего следующего лидера.

- Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй определила цели «Брексита» и рассказала о перспективах Великобритании как страны, торгующей со всеми частями света. Очевидно, что Великобритания и страны-члены ЕАЭС имеют большой потенциал торгово-экономического сотрудничества. На ваш взгляд, после выхода Великобритании из ЕС экономические отношения между Россией и Великобританией выйдут на качественно новый уровень?

- Экономические связи хоть и медленно, но расширяются и углубляются. Великобритания сейчас является одним из крупнейших иностранных инвесторов в Казахстане. Товарооборот с Центральной Азией удвоился в 2010-11 гг. Однако, как я писал в этой статье, Великобритания считает ЕАЭС политическим, а не экономическим союзом. Британия отказалась от 7 из 70 торговых соглашений, которые она заключила как член ЕС. Они составили 11% от всей торговли Невыполнение этих соглашений обойдется Британии в более чем 110 миллиардов фунтов стерлингов. Текущая торговля с ЕАЭС едва заместит эти цифры.

- Предположим, Украина присоединится к ЕАЭС? Изменится как-то позиция Великобритании после брексита в отношении признания Крыма, ведь у Великобритании тоже есть спорная территория –Гибралтар?

- Великобритания вряд ли официально признает Крым частью Российской Федерации, если не сформируется какой-либо международный консенсус. Даже тогда это, скорее всего, станет частью более широкого компромиссного пакета. Brexit не изменит это внезапно. Но я бы очень осторожно проводил аналогию с Гибралтаром, потому что это ложная эквивалентность. Гибралтар имеет совершенно иной правовой статус и историю, чем Крым. Премьер-министр Испании Педро Санчес недавно поддержал эту проблему, когда речь зашла и о Brexit. Ни один западный лидер до сих пор не признал воссоединение Крыма с Россией.

— В своей статье вы говорили о том, что евразийский регион воспринимается с осторожностью, но вызывает повышенный интерес. Как вы думаете, может странам стоит перестать надеяться на лидеров и решать проблемы в двусторонних отношениях снизу, выстраивая диалог между экспертами, исследователями, студентами, налаживая культурные связи. Как вы считаете, возможно ли таким образом изменить общественное мнение в странах?

- Хотелось бы уточнить, евразийский регион воспринимается с осторожностью в Великобритании по трем причинам. Во-первых, он рассматривается как полуавторитарный политический проект во главе с Россией, чей лидер не нравится и которому не доверяют. Во-вторых, высокий уровень риска для британского бизнеса, инвестирующего в регион. Существует немного законных сетей безопасности и слишком много лазеек. В-третьих, в дополнении к вышесказанному, знания о регионе очень плохие. Я всегда был поклонником культурных обменов как способа продвижения деловых связей. Западные дети, которые принимают участие в языковых и студенческих обменах в России, эти люди не вырастут и не будут объявлять войну друг другу. Более того, когда речь заходит о ЕАЭС, культурные обмены являются основной частью взаимодействия Великобритании с этими странами. Это может помочь сделать место привлекательным для инвестиций. Простой поиск в Твиттере последних событий с британскими миссиями в Кыргызстане и Армении показывает это. Конечно, исследователи и эксперты могут выделить перспективы в регионе и необходимость укрепления отношений. В конце концов, они знают лучше. Тем не менее, это постоянная тяжелая борьба с британским населением, все более озабоченным его внутренней ситуацией и чьим знанием Европы не хватает — не говоря уже о Урале.

- И, конечно, я не могу не спросить. Что вы думаете об отставке президента Казахстана — Нурсултана Назарбаева, как это скажется и скажется ли вообще на евразийской интеграции?

- Мне кажется, он уходит в отставку, чтобы сохранить систему и все, что было достигнуто в Казахстане до сих пор. Я не думаю, что многое изменится. Как и в Узбекистане, и в Туркменистане будут минимальные реформы, ослабление государственной власти или либерализация. Разница в том, что он все еще рядом и не будет слишком далеко от событий в стране.

Софья Сейранова

— оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники