Алексей Чекрыжов: Тенге не в курсе

Сентябрьские значения курса доллара по отношению к казахстанской валюте пока являются рекордными в 2018 г. В середине месяца доллар в Казахстане стоил 380,93 тенге. Несмотря на усиление тенге последних дней, до нового рекорда совсем недалеко – в январе 2016-го было зафиксировано исторического значение в 383,91 тенге за одного «американца».

Население Казахстана со второго квартала этого года стремится перевести сбережения из национальной валюты в доллары, или как минимум диверсифицировать накопления. Согласно данным Нацбанка РК нетто-покупки доллара в Казахстане превысили интерес к рублю, что в данном случае объясняется не только сезонным фактором.

Причины

Судя по заявлению главы Национального банка Данияра Акишева, основания ослабления тенге остаются неизменными. Это, прежде всего, корректировка курсов валют основных торговых партнеров. Тенге эхом отозвался на падение рубля – сказалась санкционная и протекционистская политика Вашингтона по отношению к России и Китаю. Стоит также отметить, что тенденция ослабления национальных валют сейчас характерна для всех развивающихся стран. Отток инвестиций из развивающихся экономик в пользу развитых фиксируется после того Федеральная резервная система США ужесточила монетарную политику.

Во-вторых, традиционно, на курсообразование повлияла динамика нефтяных котировок. Конечно, этим в Казахстане уже никого не удивить. Стабильность национальной валюты Республики сильно зависит от мировых цен на энергоресурсы, что становится определенной аксиомой.

Последствия

Конечно, представить повторение событий 2014-2015 гг. сложно, однако корректировка курса тенге не может не сказаться на покупательной способности населения Казахстана. В среднесрочной перспективе  2018-2020 гг. инфляционные скачки могут выйти за пределы обозначенного Нацбанком коридора. В то же время, подобные явления вряд ли несут крупные риски – финансовый регулятор Казахстана уравновесит ситуацию, если тенге продолжит снижение.

Так или иначе, индекс доверия к национальной валюте в стране падает, а популярность доллара растёт. Население Казахстана начинает меньше тратить и больше накапливать. Всё же угроза высокой инфляции реальна, в то время как доходы остаются на прежнем уровне. Ситуацию могут исправить дополнительные преференции для тенговых депозитов и иные меры противодействия обесцениванию сбережений в тенге.

Решение

Национальный банк Казахстана может переждать бурю и рассчитывать на то, что западные игроки остановят давление на Россию и Китай. Укрепление рубля и юаня автоматически отразится ростом курса тенге. В то же время, обуздать волатильность нужно сейчас.

В конце минувшей недели совет директоров Банка России повысил ключевую ставку до 7,5 % с 7,25%. Шаг в 0,25 процентного пункта, по мнению большинства экономистов, не принесёт ощутимого эффекта. Учитывая экстренное повышение ключевой ставки в Турции на 6,25%, эксперты ожидали аналогичных мер от Центробанка России. Однако Центральный банк РФ выбрал средний вариант – незначительное повышение ключевой ставки.

Национальный банк Казахстана этим летом снизил базовую ставку до 9% (в начале 2018 г. – 10,25%). При этом представители Нацбанка РК уже заявляли о возможном повышении показателя осенью. Вероятнее всего в Астане ждали новостей из России и Турции. В этой связи логично предположить, что и в Казахстане ключевая ставка вырастет в ближайшее время. Другой вопрос – на сколько процентных пунктов. Скорее всего, Нацбанк Казахстана пойдет путём российских коллег, и повышения выше одного процентного пунтк ждать не стоит. В пользу такого сценария говорит и усиление тенге в конце прошлой недели.

А воз и ныне там?

В то же время, корректировка ключевой ставки, равно как и иная искусственная поддержка курса национальной валюты не тождественны росту её надежности. Краткосрочные вмешательства регуляторов способны замедлить ослабление валюты, не выпустить инфляцию из заявленного таргета, но не более.

Краеугольным камнем надежности национальных валют Казахстана и России остается диверсификация их экономик. Иными словами, нашим государствам необходимо максимально снизить зависимости курсов тенге и рубля от мировых цен на энергоресурсы.

Для Казахстана такой сценарий является наиболее оптимистичным в вопросе повышения доверия населения к тенге. Лечение «голландской болезни» не только снимет большую часть нагрузки на национальную валюту, но и поспособствует дедолларизации экономики Казахстана.

Однако, объективно, реальная диверсификация до сих пор возможна лишь в долгосрочной перспективе. В результате, на сегодняшний день дедолларизация возможна лишь через «искусственное» повышение доверия к тенге. Американская валюта пока остаётся наиболее стабильной для сбережений большинства казахстанцев. Поскольку преодолеть зависимость тенге от нефтяных котировок в ближайшее время не получится, Нацбанк вынужден снижать интерес к доллару по-другому.

Одной из важнейших мер в решении этой задачи является поддержка вкладов в тенге и индексация пенсионных накоплений. К слову, с подачи Национального банка в Казахстане постепенно, но успешно повышается доходность депозитов в национальной валюте. Следующий шаг – сделать тенге максимально удобной платежной единицей при расчетах населения и бизнеса. Помимо естественных запретов на установку цен в условных единицах, помочь здесь может инструментарий ЕАЭС и ШОС, страны которых поэтапно переходят на взаиморасчеты в национальных валютах.

Таким образом, формирование позитивного имиджа тенге является одной из главных экономических задач Астаны. Разумеется, это не самоцель, а скорее маркер эффективности монетарной политики государства. Сформированный положительный имидж тенге сам по себе станет показателем определенных побед Казахстана в политике дедолларизации, а у населения страны, попутно,  будет меньше поводов для беспокойства.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Артур Сулейманов: Нужны ли экспертам СНГ общие принципы работы?

Общественный интерес к экспертам и экспертным центрам в сфере международных отношений (и не только) за последнее время заметно вырос. Телевиденье, интернет и иные масс-медиа транслируют экспертные оценки по широкому спектру вопросов, что свидетельствует о развитии институтов гражданского общества и закреплении института экспертизы в общественно-политической системе.  Эксперты становятся своего рода «проводниками» в массы популярных и непопулярных социальных, административных, экономических решений, оказывают им интеллектуально-аналитическую поддержку и «завоёвывают» аудитории.

Однако на сегодняшний день главная проблема экспертных организаций заключается в том, что ещё до конца не определены показатели и критерии их эффективности, а социальный заказ хоть и имеется на эти институты, но общий эффект от их деятельности (который присутствует) ещё явно не закреплен в общественных отношениях.

Экспертное сообщество в формате СНГ – это, в своём большинстве, высококвалифицированная и интеллектуально-подготовленная группа, имеющая разносторонний предмет и объект своей творческой деятельности, но не единая. 

Иерархичность экспертных сообществ явление объективное, не нуждающееся в пояснении (например, имеются экспертные центры при солидных образовательных или академических учреждениях, или независимые экспертно-аналитические компании). Но в тоже время может ли работа всех этих центров и отдельных экспертов строиться на общих принципах?

Можно предположить, что между всеми экспертными организациями, отдельными экспертами, работающими в СНГ и занимающимися вопросами СНГ, складываются бессистемные, но институциональные связи.

Почему именно институциональные?

Наверное, потому что эти отношения отражают всю сущность институционализма: экспертная коммуникация как организация, учреждение, союз; экспертная коммуникация как норма, договорные отношения, профессиональные правила поведения; экспертная коммуникация как тип определённого поведения, культуры общения. Отношениями между экспертами СНГ, по крайней мере, представлены всеми известными формами и сюжетами институционализма.

Даже не вдаваясь в строгий научный анализ, становится очевидным, что институт экспертной деятельности на просторах постсоветского пространства, даже сам по себе, является особым социальным маркером, скрывающим в себе потенциал для дальнейшей интеграции по различным вопросам.

В отличие от наших западноевропейским и американских коллег, эксперты на постсоветском пространстве (даже с диаметрально противоположными взглядами) являются друг другу понятными в априори. Что, наверное, в том числе можно объяснить культурой, ментальностью, схожими историческими и социальными кодами, исторической памятью и т.п.

У постсоветских экспертов в области международных отношений во многом очень схожие позиции по ключевым вопросам современного миропорядка и развития Большой Евразии.  Да они не идентичны, но в своей массе близки, как минимум, в своей логике и исполнении. Мы не только очень часто говорим на одном языке, но и чувствуем друг друга, тянемся друг к другу. Примеров можно привести уйму. И это не только политика, это и спорт, вопросы безопасности, социальной справедливости и т.д.

Но чего тогда не хватает сегодня постсоветским экспертным коммуникациям? 

Самое первое. Отсутствует единая методология институционального обеспечения экспертной работы на постсоветском уровне. Проводится смешение или отождествление различных понятий, институт экспертной работы, экспертные организации, экспертные центры, экспертные институты, академические центры, эксперты-аналитики, эксперты-исследователи, политологи и т.п.

Чего ещё нет? Общих правил и процедур. Подготовка и принятие общих решений, доведение их до «финальной точки», контроль за исполнением (по возможности).

Более того многие ключевые формулы экспертной деятельности, которые закладывались ещё в начале 90-хх годов на просторах постсоветского пространства, на сегодняшний день уже отслужили своё и нуждаются в переосмыслении.

Приведу несколько наиболее ярких примеров.

Формула «полицентричности», а не «многополярности». В самом начале после распада СССР (в условиях агрессивно-неконструктивного подхода США к странам бывшего Социалистического блока) возникла реальная угроза установления американоцентричного «однополярного мира». Но ситуация сегодня иная, многие задачи на международном уровне решились. На постсоветском пространстве между странами установлены теплые, братские отношения. Поэтому и риторика должна несколько сместиться. Нам не нужен конфликт с Западом, мы не ищем себя стратегических оппонентов. Постсоветский мир выступает за полицентричность.

В чём же разница этих понятий?

Многополярность подразумевает наличие как минимум двух центров глобального управления, которые находятся по отношению к друг другу в «contra», т.е. имеют «полярные» (противоположные, несовместимые) взгляды.

Полицентричность свидетельствует о другом — о наличии множества центров глобального управления, которые не обязательно должны бороться между собой. Чем больше центров – тем лучше.

Формула «мирного сосуществования» также досталась в наследство от прежней идеологической борьбы двух систем. Этот принцип был необходим для разрядки международной напряжённости и, безусловно, был прогрессивным для своего времени. Но он носит компенсаторный характер и подразумевает расчленённость современного мира и временность мирного сосуществования. Поэтому скорее нужно говорить «о безопасном мире».

Формула «прагматизма», часто используемая экспертами для описания курса внешней политики государств. На сегодняшний момент уже удалось преодолеть последствия распада СССР, укрепить дружественные и тёплые отношения между государствами, дистанцироваться от прежней социалистической идеологии, поменять «точку отсчета» в региональных балансах и др. В то же время пассивная формула «прагматизма» имеет «транзитный» характер, нужна на переломное время, но не может оставаться политической парадигмой современных государств. Не прагматизм, а взаимовыгодность и равноправный диалог.

Сегодня в формате СНГ особую значимость приобретает формирование самодостаточных экспертных площадок, независимых от западных аналитических конъектур и их прикладных исследований. Поэтому недопустимо «слепое» копирование западных образцов экспертной работы. Мы имеем свой уникальный исторический и социальный опыт в вопросах развития научной и аналитической деятельности, но вмести с тем очень схожий между собой.

В основе сотрудничества экспертов СНГ, даже независимо от политических взглядов, должен быть заложен принцип традиционализма (а не либерального эгоизма), обусловленный уважительным отношением к ближнему, что способствует пониманию и отсутствию неразрешимых проблем между ними.

Также важно сместить ориентацию деятельности с исключительно аналитической работы в сторону непосредственного содействия в решении целого ряда задач, лежащих чаще всего в плоскости интеграционных процессов и социокультурного притяжения народов. Т.е. необходимо находить баланс между научностью и достаточно активной публичной позицией, нацеленностью на решение прикладных вопросов.

Мы все высоко ценим дружбу между нашими государствами, понимаем высокую значимость наших отношений. Между нашими народами веками и десятилетиями закладывался фундамент дружеских, братских отношений. И мы должны подобающим образом относится к другим мнениям, в том числе, на экспертном уровне.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Цифровая повестка ЕАЭС: опровергая миф о технологической отсталости и «странах-бензоколонках»

сс

В последние годы IT-отрасль демонстрирует высокие показатели роста в странах-партнерах Казахстана по Евразийскому экономическому союзу. Так, в Беларуси объем экспорта IT-услуг в прошлом году составил 1 млрд долларов. В России в 2017 году зарубежные продажи программного обеспечения и услуг по их разработке выросли на 10% по сравнению с показателями 2016 года и составили 8,5 млрд долларов – эта статья российского экспорта фактически сравнялась с оборонной промышленностью, в которой, как известно, РФ традиционно сильна. Все это как-то мало вяжется с образом «страны-бензоколонки» и «технологически отсталой России», зачастую транслируемым в казахстанском информационном пространстве.

Тем временем в Казахстане IT-отрасль находится в стагнирующем состоянии: для сравнения – экспорт компьютерных услуг из Казахстана в 2017 году составил всего 15 млн долларов. А ведь казахстанская специальная экономическая зона «Парк информационных технологий «Алатау» была создана еще в 2003 году, на два года раньше Белорусского парка высоких технологий.

С чем же связано столь очевидное отставание казахстанской IT-отрасли? С нехваткой компетентных кадров, «талантов» и «мозгов» и, соответственно бизнес-инициатив в этой сфере? Или с объективными факторами – отсутствием системной стратегии поддержки IT-отрасли на государственном уровне?

И еще один вопрос. Если уж IT-отрасль «рванула» вперед у наших соседей – партнеров по евразийскому интеграционному проекту, не следует ли рассматривать ЕАЭС как возможность для Казахстана запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда цифровой модернизации?

Они умные, а мы глупые? Отнюдь нет

Президент Интернет Ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров уверен, что Казахстан не обделен ни кадрами, ни талантами и возможностями для развития информационных технологий. Однако в отличие от белорусских и российских коллег, представители казахстанской IT-индустрии не имели поддержки со стороны государства.

«Казахстанская экономика построена на том, что ни одна из отраслей не имеет каких-либо льгот и преимуществ перед остальными. К тому же сегодня практически все отрасли экономики платят налоги и не имеют теневого оборота. Это именно то, чего мы добивались практически с первых лет независимости. Однако за это время наши соседи – Россия, Беларусь – постоянно дотировали различные сектора экономики. Причем в числе приоритетных – IT-отрасль. В России, например, до 2016 года действовала государственная программа по поддержке IT-отрасли. В прошлом году была принята новая программа развития IT-сектора до 2025 года. Аналогично в Беларуси: участникам IT-рынка предоставляются значительные льготы, а также субсидирование и финансирование проектов со стороны государства», — поясняет Ш. Сабиров.

В Казахстане же IT-отрасль стала заложником государственного курса на унификацию условий для ведения бизнеса для всех секторов экономики.

«Отмечу, что если еще десять лет назад экономически целесообразно было уравнять все отрасли в правах, не предоставлять отдельным из них льготы и государственное субсидирование, то за эти годы ситуация в мире изменилась кардинальным образом. Если передовые отрасли экономики не имеют соответствующей поддержки со стороны государства (не просто на словах, а на деле), если они не имеют льгот, если не заданы стимулирующие параметры, по которым должен развиваться IT-сектор – отрасль будет находиться на одном уровне, будет стагнировать и развиваться, что называется, «не шатко не валко» — в зависимости от заинтересованности и возможностей частного бизнеса», — говорит эксперт в сфере IT.

Ш. Сабиров напоминает, что возглавляемая им Интернет Ассоциация Казахстана еще пять лет назад, в 2013 году, поднимала вопрос о создании Дорожной карты IT-отрасли.

«По сути, то, о чем в Казахстане заговорили только сегодня: цифровизация, поддержка IT-сектора – все это надо было делать еще пять лет назад. Впрочем, еще в 2013 году мы уже безбожно отставали от наших соседей. И не потому, что у нас нет необходимых компетенций или, скажем так, «они умные, а мы глупые». Отнюдь нет. Потенциал у казахстанской IT-отрасли просто огромный, и возможности нашего бизнеса также огромны. Однако отрасли обязательно нужны меры государственной поддержки», — подчеркивает президент Интернет Ассоциации Казахстана.

В числе самых простых, лежащих, что называется, на поверхности мер Ш. Сабиров перечисляет следующие: налоговые каникулы, компенсация затрат на инновационную деятельность, создание реестра, пула компаний, системообразующих для отечественной IT-отрасли.

«В конце концов, необходимо льготное кредитование для проектов IT-сектора. Если, к примеру, обычная процентная ставка сегодня составляет 12-14-18%, то льготное кредитование под IT-проекты нужно выделять под 4-5% годовых», — предлагает эксперт. Таким образом, по мнению президента казахстанской Интернет Ассоциации необходим всесторонний и всеобъемлющий комплекс государственных мер поддержки IT-сектора.

«Нужно понять, что за 5-10 последних лет мы катастрофически отстали в секторе IT-технологий, в том числе от наших соседей. И для того, чтобы сегодня «хвастаться», как Беларусь, миллиардными объемами экспорта IT-услуг и программного обеспечения, надо было приступать к поддержке отрасли еще 8-10 лет назад. И ничего плохого в том, чтобы поддерживать какую-то конкретную отрасль, нет», — подытоживает Ш. Сабиров.

Без единого цифрового пространства ЕАЭС работать не сможет

Белорусский эксперт Кирилл Озимко отмечает, что в странах ЕАЭС действительно хорошими темпами развивается сфера высоких технологий, и подчеркивает, что развитие этой отрасли является одной из приоритетных задач для руководителей Беларуси, Казахстана и России.

«Что касается союзной кооперации и интеграции в сфере информационных технологий – она уже сегодня постепенно происходит. Можно вспомнить, что в цифровой повестке ЕАЭС находится формирование единого цифрового пространства на всей его территории. Реализация данной идеи выражается в том, что уже сегодня существует ряд совместных проектов в сфере IT. Например, в апреле текущего года был создан Евразийский информационно-аналитический консорциум, в котором участвуют ученые и исследователи из разных стран союза. Также на территории ЕАЭС реализуется цифровая прослеживаемость товаров, создается единая информационная система промышленности, которая свяжет производственные организации и потребителей промышленного оборудования стран союза», — поясняет К. Озимко. Белорусский эксперт отмечает, что бизнес-сообщество также заинтересовано в реализации цифровой повестки ЕАЭС. «Выработана консолидированная позиция бизнеса в отношении реализации цифровой повестки союза. В частности, его представители заявляли о необходимости правовой защиты инвесторов, принимающих участие в формировании евразийских цифровых активов. Но в целом, несмотря на все устремления властей и бизнесменов, надо понимать, что формирование единого цифрового пространства ЕАЭС – это не самый легкий путь. Но оно постепенно будет сформировано. Это дело времени. Без этого уже в ближайшем будущем не сможет нормально функционировать любое интеграционное объединение, и это прекрасно понимают в Москве, Минске, Астане, Ереване и Бишкеке», — заключает К. Озимко.

Казахстан и Россия реализуют пилот по созданию цифровых транспортных коридоров ЕАЭС

Напомним, что заявление о цифровой повестке ЕАЭС было подписано 26 декабря 2016 года главами пяти государств интеграционного объединения. Основные направления реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 года были утверждены на заседании Высшего евразийского экономического совета 11 октября 2017 года. К числу приоритетных инициатив, которые планируется реализовать в ЕАЭС, относятся система регулятивных песочниц, цифровая прослеживаемость товаров, услуг и активов, цифровая торговля, цифровые транспортные коридоры, соглашение об обороте данных, цифровая промышленная кооперация.

В нынешнем году, в Сочи, на заседании Высшего Евразийского экономического совета, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев внес предложение организовать работу офиса управления цифровыми проектами и инициативами на базе будущего Международного технопарка IT-стартапов в Астане. Казахстанские инициативы в рамках реализации цифровой повестки ЕАЭС были презентованы в июле в Астане и включали такие проекты, как «Использование открытых данных», «Открытая цифровая платформа для малого и среднего бизнеса» и «Электронное лицензирование». Казахстанская сторона подчеркивает, что каждый из этих проектов уже успешно действует в Казахстане и готов к масштабированию в рамках ЕАЭС и интеграции с аналогичными площадками. Отметим, одну из интереснейших инициатив Казахстана. Н

а сегодняшний день наиболее чувствительным препятствием для развития единого евразийского цифрового пространства является отсутствие взаимного признания государствами ЕАЭС электронной цифровой подписи. Это создает сложности с доступом потенциальных поставщиков к участию в закупках в электронном формате. Казахстанская сторона предложила решить технический вопрос по электронным ID на базе открывшегося в Астане Международного финансового центра «Астана» (МФЦА). На примере регистрирующихся в МФЦА компаний можно будет использовать регулятивные «песочницы», уверены казахстанские эксперты. Одним из приоритетных проектов цифровой повестки ЕАЭС является создание экосистемы цифровых транспортных коридоров ЕАЭС.

В настоящий момент Казахстан и Россия реализует два экспериментальных проекта, направленных на формирование цифровых транспортных коридоров. Во-первых, это пилотный проект по маркировке табака и табачных изделий на базе цифровой платформы товаров ЕАЭС. Инициативу планируется реализовать до 31 марта 2019 года. Этот экспериментальный проект станет частью создаваемой системы цифровой прослеживаемости товаров в ЕАЭС и позволит сформировать принципы общей архитектуры цифровой прослеживаемости. Второй проект включает мониторинг автомобильных транзитных перевозок табака с использованием навигационных пломб. Эксперимент предполагается провести и завершить до 1 октября 2018 года. В нем примут участие национальные операторы систем отслеживания международных транзитных перевозок грузов. Предполагается, что Армения, Беларусь и Кыргызстан смогут присоединиться к проведению эксперимента по мере готовности. Подчеркивается, что создание цифровых транспортных коридоров позволит сформировать общий рынок транспортных услуг и единое транспортное пространство ЕАЭС, что способствует реализации транзитного потенциала Союза, снизит административные барьеры, ускорит окупаемость инфраструктурных проектов. Помимо этого, повысится эффективность, доступность и безопасность транспортных услуг, а также снизится их себестоимость.

Наконец, начиная с нынешнего года Евразийская экономическая комиссия проводит международный конкурс инновационных проектов «Евразийские цифровые платформы» — его результаты будут представлены на форуме «Евразийская неделя», который пройдет в октябре в Ереване. Заявляется, что конкурс призван выявить компании и проекты, способные внести значимый вклад в развитие Интегрированной информационной системы ЕАЭС. Отборочные этапы конкурса уже прошли в Кыргызстане, Казахстане, Беларуси и России. В Астане полуфинал совпал с открытием Международного технопарка IT-стартапов Astana Hub, состоявшимся 3 июля. Победителями казахстанского этапа конкурса стали облачный сервис для цифровизации грузоперевозок, логистики, трансграничной торговли Apilog.kz , система выявления экономических и коррупционных рисков при планировании, оформлении и оплате госзакупок «Выявление рисков в госзакупках», b2b-платформа для производителей, дистрибьюторов и торговых точек Smart Satu, а также игра, обучающая детей кулинарии, — «Маша и Медведь: готовим вместе». Таким образом, площадка ЕАЭС уже работает для выявления потенциала казахстанской IT-отрасли, как посредством возможного масштабирования уже состоявшихся казахстанских IT-проектов в рамках объединения, так и создания единых платформ – например, цифровых транспортных коридоров, и наконец, продвижения казахстанских компанией и их проектов на конкурсной основе на «союзный» уровень.

Жанар Тулиндинова
— оригинал вы можете прочитать на сайте iq.expert

Российско-узбекистанский диалог по противодействию экстремизму

123

Необходимость консолидации усилий по противостоянию расползанию экстремисткой идеологии на пространстве Большой Евразии становится все более актуальной. Причем, речь идет как о двустороннем взаимодействии государств, так и о сотрудничестве в рамках различных межстрановых объединений.

В данном контексте развитие российско-узбекистанского диалога видится одним из ключевых элементов сохранения стабильности в регионе. Наши страны имеют схожие взгляды на механизмы противодействия  экстремистской угрозе, которые необходимо проработать на всех уровнях: от реабилитации подвергшихся негативному воздействию людей, до борьбы с экстремизмом на начальной стадии в формате профилактической работы.

В этой связи 14 сентября 2018 г. в г. Ташкент Геополитический центр «Берлек-Единство» совместно с Институтом истории Академии наук Республики Узбекистан проведет Международный круглый стол «Роль научно-экспертных организаций в профилактике экстремизма – опыт Узбекистана и России».

В рамках мероприятия планируется обсуждение следующих вопросов:

  • Формы и методы противодействия идеологии экстремизма в России и Узбекистане.
  • Консолидация научно-экспертного сообщества России и Узбекистана в целях противодействия экстремизму.
  • Интернет-имамы и экстремизм в интернете.
  • Противодействие пропаганде экстремистских идей в интернет пространстве.
  • Проблемы миграции в условиях нарастания террористической угрозы извне.
  • Внешнеполитический фактор в активизации радикализма.
  • Духовно-нравственная безопасность Центральной Азии и риски в молодёжной среде.

Время и дата проведения:

14.09.2018г. в 12:00

Место проведения:

Республика Узбекистан, г. Ташкент, Мирабадский район, ул. Шахрисябз проезд 1, д. 5.

Контакты для справок:

 

ПРОГРАММА Международного круглого стола на тему: «Роль научно-экспертных организаций в профилактике экстремизма – опыт Узбекистана и России»

Организаторы:

  • Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия);
  • Институт истории Академии наук Республики Узбекистан (г. Ташкент, Узбекистан).

Дата проведения: 14 сентября 2018 г.

Место проведения: Республика Узбекистан, г. Ташкент, Мирабадский район, ул. Шахрисябз проезд 1, д. 5.

Начало в 16:00.

Повестка:

  • Формы и методы противодействия идеологии экстремизма в России и Узбекистане.
  • Консолидация научно-экспертного сообщества России и Узбекистана в целях противодействия экстремизму.
  • Интернет-имамы и экстремизм в интернете.
  • Противодействие пропаганде экстремистских идей в интернет пространстве.
  • Проблемы миграции в условиях нарастания террористической угрозы извне.
  • Внешнеполитический фактор в активизации радикализма.
  • Духовно-нравственная безопасность Центральной Азии и риски в молодёжной среде.

 

Участники мероприятия:

 

От России:

  • Мурзагалеев Радик Ишкалиевич – канд. полит. наук, руководитель Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия);
  • Манойло Андрей Викторович – д-р полит. наук, профессор кафедры Российской политики МГУ им. М.В. Ломоносова, Член научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации (г. Москва, Россия).

 

От Узбекистана:

  • Абдуллаев Равшан Маджидович – д-р ист. наук, директор Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Рахимов Мирзохид Акрамович – д-р ист. наук, проф., директор Координационно-методического центра по вопросам новейшей истории Узбекистана при Академии наук Республики Узбекистан;
  • Бабаходжаева Лола Маратовна – д-р ист. наук, профессор филиала МГУ им. М.В. Ломоносова в Ташкенте, член правления Ассоциации женщин-ученых Узбекистана «Олима»;
  • Ишанходжаева Замира Раимовна – д-р ист. наук, профессор Национального университета Узбекистана;
  • Назаров Насриддин Атакулович – д-р полит. наук, профессор;
  • Эргашев Бахтиёр Исмаилович, директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»;
  • Парамонов Владимир Владимирович, канд. полит. наук, руководитель аналитической группы «Центральная Евразия»;
  • Толипов Фарход Фазылович – канд. полит. наук, директор Центра «Билим карвони»;
  • Назаров Равшан Ринатович, канд. филос. наук, зам. зав. Отделом «Новой и новейшей истории» Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Асанова Светлана Алексеевна – канд. ист. наук, доцент Филиала РГУНГ им. И.М. Губкина;
  • Рахматуллаев Шавкатжон Мухаммадалиевич – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Отдела «Новой и новейшей истории» Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Шарапов Анри Абдуллаевич – канд. полит. наук, доцент Ташкентского государственного института востоковедения;
  • Шигабдинов Ринат Начметдинович – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Отдела «Новой и новейшей истории» Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Абдимуминов Ойбек Бектемирович – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Шадманов Турдибай Рузибаевич – историк, ст. преп. Филиала РГУНГ им. И.М. Губкина;
  • Алиева Вилоят Ренатовна – канд. филос. наук, старший научный сотрудник Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Алимджанов Бахтиёр Абдихакимович – канд. ист. наук;
  • Сабиров Алишер Турсунович – канд. ист. наук, докторант Ташкентского государственного педагогического университета им. Низами;
  • Рахимов Садриддин Акрамович – докторант Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Саломов Жасур Ботирович – докторант Института истории Академии наук Республики Узбекистан;
  • Махмудов Рустам – политолог;
  • Хуррамов Шухрат – журналист;
  • Бабаев Борис Рахимович – журналист;
  • Юдина Наталья Николаевна – журналист.

 

Контакты для справок:

 

Мирзиёев: планы на 2019 должны быть готовы уже сейчас

3b982d11197dcc74d13a86f5681d79c6

Необходимо увеличить дополнительные поступления в республиканский и местные бюджеты, а также продолжать реализацию инвестиционных программ, принятых для развития отраслей экономики и регионов, заявил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.  Финансовые планы на предстоящий год необходимо определить уже сейчас, заявил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на совещании по вопросам полноценной реализации задач по увеличению поступлений в госбюджет, достижения макроэкономических показателей по итогам 9 месяцев и текущего года, ускорения внедрения кластеров в хлопково-текстильной отрасли.

«Нам необходимо принять меры по задействованию дополнительных резервов, и, несмотря на то, что до конца года есть еще 3,5 месяца, планы на следующий год мы должны определить уже сегодня», — сказал глава республики. По его словам, необходимо увеличить дополнительные поступления в республиканский и местные бюджеты, а также последовательно продолжать реализацию инвестиционных программ, принятых для развития отраслей экономики и регионов.

Как сообщили на совещании, за 8 месяцев этого года в бюджет поступили средства на 21% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Рост в местных бюджетах составил 22%. По итогам 9 месяцев ожидается также увеличение объема экспорта на 19% по сравнению с соответствующим периодом 2017 года.   Президент подчеркнул, что необходимо разработать и обеспечить выполнение мер по содействию каждому предприятию-экспортеру, по каждому виду экспортируемой  продукции. Участники совещания определили, какие меры будут приняты по экспорту ожидаемого в размере 607 тысяч тонн урожая повторных культур, а также овощей, заготавливаемых в сентябре-октябре в теплицах. Мирзиёев поручил не допускать рост цен на рынках и резервировать более 501 тысячи тонн сельхозпродукции для поставок на внутренний рынок осенью и зимой.

Источник: https://ia-centr.ru/publications/mirziyeev-plany-na-2019-dolzhny-byt-gotovy-uzhe-seychas/
© ИАЦ МГУ

1 2 3 4 242