Похождения турецкоподданного или языковой вопрос в Казахстане

Похождения турецкоподданного или языковой вопрос в Казахстане

1 мая в Казахстане отмечается День единства народа. По традиции в этот праздник много говорится о единстве и согласии как главном достоянии республики, залоге ее стабильности и процветания. Однако разгоревшийся на прошлой неделе сетевой хайп вокруг языкового вопроса, похоже, продемонстрировал, что казахстанское общество более разобщенно, чем это принято признавать в дни официальных празднеств.

Зачинщиком скандала в офисе Казкоммерцбанка, сотрудница которого не смогла обслужить клиента на государственном языке, стал уже известный персонаж – турецкий гражданин Огыз Доган. Ранее он устроил аналогичные разбирательства на борту авиакомпании «Эйр Астана», даже судился с авиаперевозчиком и выиграл процесс. Затем турецкоподданный засветился по тому же поводу в Кыргызстане.

На видео, выложенном на прошлой неделе в YouTube, знакомый сюжет: разгоряченный «радетель казахского языка» преследует сотрудницу банка, по-видимому, не владеющую на должном уровне государственным языком, громко возмущается и игнорирует любые попытки казахскоязычных служащих предоставить ему наконец требуемые услуги.

Ролик был растиражирован рядом СМИ и стал поводом для бурной сетевой дискуссии.

Часть казахстанцев нашла образ иностранца, борющегося за права казахскоязычных граждан и посрамляющего своими роликами «манкуртов», романтичным и вдохновляющим. Горьким упреком для них стало то, что за государственный язык приходится заступаться гражданину Турции. Доколе, слышалось из этого лагеря, доколе казахский язык будет подвергаться дискриминации на земле Казахстана? Доколе казахскоязычные граждане будут терпеть лишения из-за невозможности получить услуги на родном языке?

Правда, никаких существенных доказательств дискриминации казахскоязычных граждан и ущемленного положения государственного языка в этом стане не приводится. То, что господину Догану, проживающему постоянно в Казахстане, раз в год попадается работник сферы услуг, не владеющий государственным языком, – еще не показатель.

Председатель Комитета ИКТ, образования и инноваций при Национальной палате предпринимателей РК «Атамекен» Мурат Абеновприводит совершенно иные данные. По его словам, в прошлом году 91% казахстанских школьников пошли в казахские классы, 82% школьников сдавали ЕНТ на государственном языке. В 2016 году 60 % прироста населения дали 5 регионов: Мангистауская, ЮКО, Жамбылская, Кызылординская и Алматинская области – то есть регионы, где почти 100% населения говорят на казахском. При этом в Астану и Алматы ежегодно переезжает до 100 тысяч внутренних мигрантов из этих пяти регионов.

Очевидно, что слухи о драматичном положении казахского языка сильно преувеличены. Демографические процессы, разумная языковая политика, естественная смена поколений привели к преобладанию казахского языка в сфере образования – следующим шагом станет его доминирование в информационном пространстве, делопроизводстве, общественно-политической сфере.

Впрочем нашлась также достаточно многочисленная общественная группа, у которой турецкоподданный «радетель» за права казахскоязычных граждан вызвал раздражение. Казахский язык нужно развивать и поддерживать, но не с помощью скандалов и хайпов, уверены они.

Экономист Олжас Худайбергеновна своей странице в Фейсбуке написал по этому поводу следующее: «Казахский язык должен развиваться неконфликтными способами, объединяющими народ». Он указал на то, что в основе скандалов на языковой почве зачастую лежит «чистая бытовуха, которая подается как очередной кейс неуважения языка».

Худайбергенов также указал на отнюдь не прозрачные и благородные намерения и мотивацию господина Огыза: «Если прочитать его ленту, то можно увидеть обычного турецкого пропагандиста… Огыз является этаким пантюркистом. Эта популярная в 90-х годах идея призывает все тюркские народы объединиться и, может быть, даже создать единое государство. Ради успешного экспансионистского эффекта, все тюркские народы называются братьями, но, естественно, всегда предполагается старший брат, в роли которого выступит как раз Турция… В своем пантюркистском угаре Огыз уверенно готов нас сталкивать с Россией и Китаем. Он, конечно, в случае чего уедет, а нам с общими границами придется расхлебывать».

Общественный деятель и известный журналист Гульжан Ергалиеватакже указала на то, что языковой вопрос – это внутреннее дело Казахстана.

«Да, у нас есть проблемы с казахским языком в стране. Да, на государственном языке не говорит в совершенстве где-то 40 процентов населения. Но мы будем справляться с этой проблемой. Новое поколение уже осознанно подходит к своему будущему с обязательным знанием государственного языка. Для этого работает система образования, рождается обновленный менталитет нации, происходит эволюционный процесс языковых приоритетов. Но если мы будем на этой почве унижать друг друга, высмеивать и издеваться, сеять взаимную ненависть и назначать изгоев нации, как это делает этот турок, тогда конец миру в стране… Казактар! Не ведитесь на такие издевательские и унизительные приемы «поддержки языка». Не радуйтесь, как дети, таким провокациям, не восторгайтесь этим лицемерным, грубым и хамским методам якобы защиты казахского языка… Это не сила, а слабость! Это не позиция, а поражение!», — написала общественный деятель у себя на странице в Фейсбуке.

На турецкоподанного нашелся даже компромат: блогер Айжан Хамитотыскала в турецких СМИ историю восьмилетней давности о том, что Огыз обвинялся в шантаже и сексуальных домогательствах в отношении бывшей студентки. Похоже, этим объясняется женоненавистнический характер действий «защитника казахского языка» — во всех трех скандальных инцидентах господин Доган выбирал себе в качестве жертвы молоденьких сотрудниц.

Впрочем, несмотря на все призывы остудить пыл, снизить градус дискуссии, проявить бдительность и присмотреться повнимательнее к зачинщику скандала, Казнет еще несколько дней бурлил «страстями по языку». Социальные сети раскололись на два враждующих лагеря, в многочисленных постах и комментариях выплескивалась горечь и негодование по поводу того, что за 27 лет казахский язык так и не приобрел доминирующее положение, вчерашние френды осыпали друг друга взаимными колкостями и упреками.

Очевидно, что Огыз Доган – это умело раскручиваемый проект, чем и объясняется его «неприкосновенность» — иных деятелей и за куда менее «громкие деяния» привлекали к ответственности. Однако почему хайп вокруг языкового вопроса получают столь эмоциональный отклик среди казахстанцев? Откуда столько горечи и боли в репликах, как если бы носители казахского языка находились на грани вымирания? Ведь, как показывают приведенные выше цифры, – это далеко от действительности.

Предположим, что авторы проекта «Огыз Доган», кем бы они ни были, чутко уловили, что «виктимность» и «комплекс жертвы» являются мощными манипулятивными инструментами для казахстанского общества.

Ошибочно считать, что условная жертва сожалеет о своем положении. Напротив, представление о себе, как о притесняемой или ущемляемой по какому бы то ни было признаку (в том числе языковому и национальному) стороне, приносит ей массу преимуществ.

Это и психологическая разрядка – от жалости к себе приятно свербит в носу и слезятся глаза, накатывает горячая волна эмоций.

Это и мощный механизм психозащиты от настоящих вызовов и угроз. Применительно к стране и обществу рассуждения могут быть следующими: да, один за другим сыплются банки, и государству приходится брать на себя многомиллиардные расходы по их поддержанию, да, экономический рост, несмотря на программы индустриализации, обеспечивается только за счет нефтедобывающей отрасли, а деньги пенсионного фонда съедает инфляция и неумелый менеджмент, однако какое это имеет значение, если мы до сих пор не решили сущностный для сохранения нации вопрос – языковой. Конечно, когда на одной чаше весов находится вопрос существования нации, а на другой – проблемы в экономике и социальной сфере, последние представляются незначительными неурядицами.

Примечательно, что в 2000-х годах, в период экономического роста, когда казахстанцы только ринулись покупать квартиры в ипотеку, обзавелись машинами, укомлектовались бытовой техникой, впервые посетили заграничные курорты, когда твердо было убеждение, что в Казахстане лучшая в СНГ банковская система и самая динамичная строительная отрасль – языковой вопрос практически никого не занимал, хотя состояние в этой сфере было куда более проблематичным, чем сегодня.

Наконец, поскольку у жертвы внешний локус контроля, эта позиция позволяет снять с себя ответственность за происходящие в стране не совсем позитивные экономические и социальные процессы, назначив кого-то «виноватыми».

Однако возведенные в статус сплачивающей идеи «виктимность» и «комплекс жертвы» могут сыграть злую шутку с обществом, поскольку «виноватые» рано или поздно закончатся, а ответственность останется.

Источник:https://ia-centr.ru/experts/zhanar-tulindinova/pokhozhdeniya-turetskopoddannogo-ili-yazykovoy-vopros-v-kazakhstane/

 

«Внешняя политика трансформирующегося Узбекистана на современном этапе: новые направления, возможности и вызовы»

ПРОГРАММА

Международного  круглого стола

«Внешняя политика трансформирующегося Узбекистана на современном этапе: новые направления, возможности и вызовы»

Организаторы:

  • Центр исследовательских инициатив «Ma’no» (Ташкент, Узбекистан);
  • Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (Уфа, Россия);
  • Евразийская Ассоциация международных исследований (г. Астана, Казахстан).

Дата и время проведения:

  • 7 мая 2018 г., 09:00 – 13:00.

Место проведения:

  • г. Ташкент, Конференц-зал Учебного центра Федерации профсоюзов Узбекистана (ориентир: гостиница «Саёхат», станция метро «Буюк Ипак йули»).
Время Тема доклада Спикер
09:00-09-30 Регистрация участников
09:30-09:40 Приветственное слово Эргашев Б.И. — Директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»

 

Кожирова С.Б. – Председатель  Евразийской Ассоциации международных исследований, д.и.н., профессор

09:40-09:50 Основные направления внешней политики Узбекистана на современном этапе Касымова  Назокат Анваровна-  доктор политических наук, профессор ТашГИВ
09:50-10:00 Узбекистан и Казахстан – в поиске новых форматов регионального сотрудничества в Центральной Азии Эргашев Б.И. — Директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»
10:00-10:10 Узбекистан и Россия – интенсификация  политического и экономического взаимодействия на современном этапе Мурзагалеев  Р. И. — кандидат политических наук,  директор Центра геополитических исследований «Берлек-Единство»
10:10-10:20 Совершенствование политики Узбекистана в отношении соотечественников за рубежом Джумаев Р.З. – д.п.н., профессор ТашГИВ
10:20-11:00 Дискуссия
 

11:00-11:20

 

Кофе-брейк

 

11:40-11:50 Политика КНР в Центральной Азии: современные тренды Сыроежкин К.Л. –  доктор политических наук, ведущий научный сотрудник КИСИ при Президенте РК, Казахстан
11:50- 12:00 Китайский фактор во внешней политике Республики Казахстан Кожирова С.Б. – доктор политических наук, профессор Института дипломатии Академии Государственного управления при Президенте РК
12:00-12:20 Евразийский интеграционный проект и Узбекистан  на современном этапе и в перспективе Дзярмант Алексей — политолог, научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, редактор портала СОНАР-2050
12:20-12:50 Дискуссия
12:50-13:00 Заключительное слово Кабульдинов З.Е. – доктор исторических наук, директор Института истории Академии наук РК.

 

Эргашев Б.И. — Директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»

 

 

 

 

В Душанбе прошла презентация «Памирского клуба»

 В Душанбе прошла презентация «Памирского клуба»

18 апреля в Студенческом городке Таджикского национального университета (ТНУ) прошла деловая игра «Россия и Таджикистан: дружба прирастает регионами», приуроченная к презентации российско-таджикистанской экспертной площадки «Памирский клуб». Организатором мероприятия выступил Экспертный клуб «Сибирь-Евразия» (Новосибирск) совместно с Таджикским национальным университетом.

Открыл мероприятие директор Сибирского института управления –филиала РАНХиГС профессор Сергей Сверчков, который поблагодарил руководство ТНУ за приглашение и активное сотрудничество по программам развития межрегионального партнёрства, в том числе в сфере продвижения молодёжных проектов.

О значимой роли студенческих инициатив в развитии межрегионального сотрудничества между Россией и Таджикистаном сказал и ректор Хорогского государственного университета им. М. Назаршоева (ХГУ) профессор Шермамад Джонмамадов, предложив провести следующую деловую игру на базе ХГУ.

Намеченные направления взаимодействия в области развития международной студенческой инициативы и молодёжного сотрудничества, примером которого является проведённый в прошлом году Форум молодых лидеров Евразии, представила в своём выступлении главный редактор Информационно-аналитического центра Московского госуниверситета им. М.В. Ломоносова Дарья Чижова.

Декан факультета международных отношений ТНУ профессор Холахмад Самиев и директор филиала в Таджикистане Фонда развития «Институт Евразийских Исследований» Галина Назарова отметили, что нынешнее мероприятие должно стать ещё одной ступенью к расширению дружественного диалога в сфере студенческой инициативы и межрегионального сотрудничества.

После приветственных обращений с презентацией «Памирского клуба» выступила студентка ХГУ Умеда Ошурбекова, победительница Молодёжной деловой игры 2017 года. Она рассказала об истории тесных межрегиональных связях России и Таджикистана. Целью экспертной площадки «Памирский клуб» является налаживание коммуникаций между молодыми экспертами, журналистами по вопросам развития и углубления взаимоотношений между республиками.

Именно поэтому одной из частей деловой игры стала презентация возможных проектов. В первой части деловой игры студенты должны были ответить на семь вопросов. Особую сложность вызвало задание о городах-побратимах России и Таджикистана — культурные связи налажены между пятью городами.  Студенты, поделившись на четыре команды, придумали и представили проекты в четырёх разных сферах: экономика (туризм), образование, экология и социальная сфера.

По сумме результатов индивидуальной и командной работы жюри определило двух победителей, которые будут представлять Таджикистан на Центрально-азиатском форуме в Алматы. Ими стали Мехрангез Шерова и   — студенты Таджикского национального университета.

Трансформация внешней политики Узбекистана

Трансформация внешней политики Узбекистана

Трансформация внешней политики Республики Узбекистан, давшая ощутимый импульс интеграции центрально-азиатского государства с региональными партнерами, является предметом дискуссии экспертного и научного сообществ. Новые веяния во внешнеполитической активности Узбекистана дают основания полагать, что уже в краткосрочной перспективе взаимодействие стран Центральной Азии выйдет на действительно новый уровень.

Какое значение это имеет для региональных соседей Узбекистана, России и Большой Евразии в целом? Имеет ли смысл утверждать, что оптимизированная внешняя политика официального Ташкента позволит создать в регионе сбалансированную и, главное, эффективную систему межгосударственных отношений?

Эти и многие другие вопросы будут обсуждаться 7 мая 2018 г. в г. Ташкент на международном круглом столе «Внешняя политика трансформирующегося Узбекистана на современном этапе: новые направления, возможности и вызовы».

Основные направления дискуссии:

  • Ключевые приоритеты внешней политики Узбекистана сегодня.
  • Российско-узбекистанское взаимодействие: прогноз развития.
  • Узбекистан как один из ключевых акторов благополучия Центральной Азии.
  • Узбекистан и региональные интеграционные организации.
  • Влияние внешних игроков на экономическое развитие стран региона.

Организаторы мероприятия:

  • Центр исследовательских инициатив «Ma’no» (г. Ташкент, Узбекистан);
  • Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия);
  • Евразийская Ассоциация Международных Исследований (г. Астана, Казахстан);
  • Международный Вестминстерский университет в Ташкенте (г. Ташкент, Узбекистан).

Контакты для справок:

Взгляд со скепсисом: почему США не верят в ЕАЭС

IMG_1590Взгляд со скепсисом: почему США не верят в ЕАЭС

Сегодня американский политический истеблишмент смотрит на интеграционные процессы на евразийском пространстве с изрядной долей скепсиса. Причина тому – сменившийся с приходом президента Дональда Трампа идеологический взгляд на внешнюю политику США в регионе. Если предыдущая администрация действовала с позиций развития торговли и поддержки торговых объединений, то нынешняя, усиленная такими влиятельными консерваторами и неоконсерваторами, как новый госсекретарь США Майк Помпео и советник по национальной безопасности Джон Болтон, предпочитает расширять влияние, используя силу. Причем речь идет как об усилении санкций, так и о наращивании группировки войск в Афганистане.

В целом американский взгляд на ЕАЭС сильно зависит от доминирующей в Белом доме партии. Так, республиканцы крайне настороженно относятся к евразийским интеграционным проектам, считая их потенциальной альтернативой западным проектам. Для такого мнения имеются все предпосылки, особенно, если учитывать кризис экономического либерализма и тот факт, что добрая часть незабвенного Хартленда сегодня крайне недовольна идеологическими установками Запада. Россия в рамках такой парадигмы вполне в состоянии занять роль лидера новой параллельной системы, считают американские аналитики, ресурсов и опыта вполне хватит.

Более того, в перспективе объединенная Евразия будет не только контролировать 20% объема мирового производства, но и может создать новую резервную валюту, способную частично подорвать гегемонию доллара. Также существуют опасения в создании различного рода военно-оборонительных союзов, способных выступить противовесом «рыхлому» НАТО.

Ввиду перечисленных причин в республиканском стане выступают против интеграционных объединений, что ярко проявилось в период Дж. Буша-младшего и поддерживается администрацией Дональда Трампа. Доминирующие республиканские группировки, в первую очередь консерваторы, полагают, что США выгоднее контролировать ситуацию своими собственными силами через создание военных баз или наращивание контингента в критических точках региона. К примеру, аналитик Фонда Херитидж Л. Кофи открыто говорит, что афганская кампания является «самым дешевым способом» обеспечить дипломатическое, экономическое и военное присутствие Вашингтона в важнейшем регионе.

Демократы в свою очередь видят в ЕАЭС не угрозу, но возможность. В рамках «вильсонианской» политики Обамы создание крупных интеграционных объединений с западными правилами функционирования общества и торговли открывало бы рынки сбыта и комфортные условия для работы западных корпораций. Именно поэтому в период Обамы были инициированы такие масштабные проекты, как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (TTIP) и Тихоокеанское партнерство (TPP) в Юго-Восточной Азии. Говоря простыми словами, план американской администрации заключался в серии последовательных шагов – создание зоны свободной торговли между НАФТА и ЕС, затем объединение с TPP, и в дальнейшем – интеграция с ЕАЭС. Полученный таким образом гигантский рынок брал бы Китай «в клещи», позволяя направлять процессы мировой торговли в нужное русло.

Однако сегодня Белый дом и Конгресс заняты представителями Республиканской партии, чей президент в первый же день подписал отказ от реализации TPP. А все внимание администрации США в регионе сосредоточено на Афганистане, о чем Трамп заявил, выступая 22 августа 2017 года на военной базе Форт-Майер в Вирджинии. В рамках новой концепции в Афганистан планируется (и уже осуществляется) перебросить около 5 тыс. солдат с целью тренировки и поддержки местных войск. Страны Центральной Азии в этом контексте волнуют США больше в контексте транзита грузов и поддержки отдельных инициатив, нежели потенциальный политический или экономический противовес.

Более того, в американской экспертной среде высказывают сомнения относительно дальнейшей интеграции стран Евразии, поскольку следующий шаг – создание валютного союза – сопряжен с известными трудностями и нежеланием отдельных стран жертвовать экономическим суверенитетом.

Если же посмотреть дальше в сторону Востока, то идея сопряжения ЕАЭС и китайского проекта «Один пояс – один путь» (ОПОП) также подвергается критике, ввиду того, что подавляющая часть китайских инвестиций была сделана в химический и энергетический, а не транспортный сектор, который считается основой для сопряжения (транспортный сектор в Центральной Азии начал получать китайские инвестиции лишь в 2017 году). Плюс ко всему, не до конца понятно, какая часть миллиардных капиталовложений осуществлена в виде прямых инвестиций, а какая – кредитами, что также способно перевернуть представление о реальном положении вещей в процессе сопряжения.

Таким образом, повторюсь, американские власти крайне скептично воспринимают процесс евразийской интеграции. Причин тому несколько: нежелание видеть евразийскую интеграцию на идеологическом уровне; сомнения как в возможностях углубления интеграции в рамках ЕАЭС, так и в возможностях сопряжения с китайским ОПОП; а также сосредоточенность на проблемах Афганистана.

В целом, можно сказать, что при текущей администрации США никакой поддержки интеграционным проектам в Евразии не будет. Хорошо, если хотя бы мешать не будут…

Андрей ШЕНИН

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Источник: iq.expert

1 2 3 4 5