Казахстанские экономисты: существует риск роста санкционного давления на Россию — необходима стратегия развития с учетом этого

На прошлой неделе казахстанское правительство и Национальный Банк РК заявили о разработке плана на случай негативного влияния санкций в отношении России на Казахстан. Казахстанские экономисты комментируют, какие наиболее очевидные меры могут быть включены в антикризисный план.

План разработан, однако останавливаться не следует

Эксперт ИМЭП при Фонде Первого Президента – Елбасы Сергей Домнин обращает внимание на то, что ключевой из рисков, которые несут санкции в краткосрочной перспективе, – курсовой.

«Насколько можно судить из заявления министра национальной экономики Тимура Сулейменова, сделанного во вторник, 17 апреля 2018 года, уже подготовлены три сценария – при обменном курсе рубль/доллар 70, 80 и 90 рублей за доллар. Все три сценария следует назвать пессимистичными, поскольку в последние 17 месяцев курс рубля оставался ниже отметки 65,00. В сценариях учтены макроэкономические (ВВП, инфляция, безработица) и отраслевые эффекты от изменения курса. План, который подготовили Минэк и Нацбанк, включает меры регуляторного, финансового и фискального характера», — говорит эксперт.

Документ не опубликован, поэтому, как отмечает Домнин, остается только догадываться, какие конкретно меры в него вошли.

«Логично предположить, что Национальный Банк будет сглаживать резкие колебания обменного курса тенге, учитывая, как нервно воспринимается резкая коррекция курса даже на пару процентов. Компаниям, которые из-за санкций в отношении их российских партнеров могут потерять в экспортной выручке, по-видимому, будут предложены налоговые льготы, а, возможно, и прямая финансовая поддержка. Напомним, что правительство уже оказывало такую поддержку в разгар кризиса 2015-2016 в обмен на то, что компании не будут сокращать персонал. «Включаться» эти механизмы будут последовательно, в зависимости от сложности ситуации», — поясняет экономист.

По мнению Домнина, план тактических мер был разработан оперативно, за что правительство и центробанк стоит похвалить, однако останавливаться на этом не следует.

«Военно-политическое противостояние России и Запада нарастает, западные страны во главе с США готовы активно использовать экономические санкции против крупнейших компаний, составляющих ядро российской экономики. Не менее 30 таких компаний работают в Казахстане, инвестируют в нашу экономику или являются торговыми партнерами отечественного бизнеса. Необходимо стратегическое видение нашего дальнейшего развития с учетом того, что санкционное давление на Россию будет только нарастать», — подчеркивает эксперт ИМЭП.

Тенге институционально готов к внешним шокам

Экономист, советник председателя Нацбанка РК Айдархан Кусаинов считает, что поводов для паники ни у правительства с Нацбанком, ни у рядовых казахстанцев в связи с введением санкций в отношении России нет, поскольку пока трудно измерить ущерб от санкций для самой России, не говоря уже о Казахстане.

«Пока по первой волне санкций никаких серьезных последствий нет. Были психологические, панические, ситуативные моменты – доллар несколько укрепился по отношению рубля, но сейчас курс стабилизировался. Понятно, что в долгосрочной перспективе стоит вопрос по алюминиевым компаниям и по другим секторам. Вероятно, будет определенное влияние на экономику России. Но пока непонятно, насколько оно будет значительным, насколько оно будет катастрофическим. Тем более, что правительство России намерено каким-то образом купировать ущерб от санкций», — отмечает Кусаинов.

Что касается заявленного казахстанским правительством и Нацбанком плана по минимизации отрицательных последствий антироссийских санкций, то, по мнению экономиста, это в большей степени превентивная мера – серьезных оснований для беспокойства ни у Кабмина, ни у денежных властей республики нет.

«Насколько я понимаю, правительство и Нацбанк решили рассмотреть наихудший сценарий развития событий – уход инвесторов из России, резкое падение курса рубля – с тем, чтобы обозначить, что мы будем при этом делать, какими будут наши действия. Это, скорее, некий «мозговой штурм», фантазия на заданную тему, нежели прямое руководство к действию», — считает эксперт.

Кусаинов также указывает на то, что самые большие страхи казахстанцев связаны с колебанием курса рубля и тенге.

«Если эффект от санкций будет значительным, если России будет перекрыт доступ к мировому рынку капитала, либо начнется большой отток капитала из страны, то это может привести к ослаблению рубля, подобному тому, что был в 2014-2015 годах. И мы столкнемся с повторением ситуации 2015 года, когда российские товары резко подешевели и хлынули на казахстанский рынок», — отмечает эксперт.

Однако, по словам экономиста, это возможно только в случае, если бы сохранялась политика искусственного поддержания курса тенге. Тогда как сегодня в Казахстане установлен свободно плавающий курс национальной валюты. В случае девальвации российского рубля тенге тоже будет ослаблен, как это и наблюдалось на прошлой неделе.

При этом страхи, связанные с колебанием номинального курса тенге, имеют, прежде всего, психологическую основу и мало связаны с реальным состоянием экономики, подчеркивает эксперт. Причина – в «долларизированном» сознании казахстанцев.

«Думаю, что самый главный риск происходящего сегодня заключается в сильном ослаблении тенге. При этом последствия будут сугубо психологическими – опять очередная паника, виток инфляции и прочее. Очень важно понимать следующее: мы сегодня являемся заложниками «долларизированного» сознания. Поэтому колебание номинального курса тенге вызывает в обществе страх и панику: дескать, вот произойдет девальвация тенге, вслед за этим подскочат цены, доходы в пересчете на доллары упадут, народ обнищает и т.д. Этим главным образом и объясняются заявление правительства о разработке антикризисного плана. По сути, это месседж денежных властей населению: мы держим ситуацию под контролем, мы просчитываем риски – рассчитанный на психологический эффект», — считает Кусаинов.

Если же отбросить фактор фобий «долларизированного» сознания, то серьезных причин для беспокойства нет, уверен экономист:

«Диспаритета, подобного тому, что был в 2015 году – когда рубль подешевел в два раза по отношению к тенге — сегодня уже быть не может. Цены в Казахстане постепенно «отвязываются» от доллара. Снижается уровень долларизации казахстанской экономики. Условно говоря, она снизилась вдвое по сравнению с 2015-м годом, когда 80% депозитов было размещено в долларах – сегодня доля долларовых вкладов составляет 40%», — поясняет Кусаинов.

При этом текущий курс тенге способен абсорбировать разницу в курсовых колебаниях.

«Сегодня курс установился в пределах 320 -340 тенге за доллар. Это, к примеру, позволяет тенге гибко реагировать на широкий диапазон колебаний цены на нефть. И курса российской валюты тоже. Установленный курс тенге позволяет ему «всасывать» все внешние шоки. Напомню, что курсовые колебания на прошлой неделе были достаточно незначительными: рубль стоил 5,7 – стал 5,3. Таким образом, даже на пике паники реакция казахстанской национальной валюты была незначительной», — отмечает Кусаинов.

К нынешнему кризису казахстанский тенге подошел институционально подготовленным, уверен Кусаинов.

«Сегодня институционально мы гораздо более подготовлены к внешним шокам, чем это было в 2008 или 2014 году. Режим инфляционного таргетирования, проводимый Нацбанком, качественно изменил ситуацию. Если бы сегодня был 2014 год, то тогда Правительство, действительно, должно было экстренно собираться и разрабатывать антикризисный план. Это тогда курсовые колебания вызывали скандал, панику, психологические срывы, перестройку всего бизнеса. Сегодня в режиме свободно плавающего курса созданы институциональные предохранители от подобных кризисов. Наверное, должна случиться ядерная война, чтобы казахстанская экономика сильно среагировала», — подытоживает эксперт.

Жанар Тулиндинова

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов».

Решение задач инфраструктурной и технологической модернизации евразийского пространства в контексте сопряжения ЕАЭС и ЭПШП

 Решение задач инфраструктурной и технологической модернизации

евразийского пространства в контексте

сопряжения ЕАЭС и ЭПШП

Экспертное заседание

Место проведения: факультет международных отношений, Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева, г.Астана, ул. Сатпаева 2, главный корпус, аудитория 303.

Цель мероприятия: анализ развития приграничного сотрудничества России и Казахстана в контексте евразийской интеграции, постановка проблемы перехода от приграничного взаимодействия к трансграничному партнерству.

Вопросы для обсуждения:

➢ Тенденции развития евразийской интеграции и задача модернизации экономик стран-ЕАЭС;

➢ Прогнозирование и сценарирование дальнейшего развития ЕАЭС;

➢ Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП в контексте строительства современной транспортно-логистической инфраструктуры;

➢ Анализ развития евразийской интеграции в российско-казахстанском приграничье;

➢ Формирование новых направлений технологического партнёрства Поволжья и Западного Казахстана.

Презентация аналитического доклада

«Приграничное партнёрство в ЕАЭС: решение задач развития Поволжья и Западного Казахстана»

27 апреля  2018 г.  
9.45-10.00 Регистрация участников
10.00-11.20 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Модератор: Оспанова Айгерим Нуралиевна, PhD доктор, профессор, заведующая кафедрой регионоведения, Евразийский национальный университет им.Л.Н.Гумилева (г.Астана, Республика Казахстан) Приветственные выступления:

 

Жолдасбескова Акбота Ниязовна, кандидат политических наук, и.о.профессора, декан факультета международных отношений, Евразийский национальный университет им.Л.Н.Гумилева (г.Астана, Республика Казахстан)

 

Выступления спикеров:

 

Ногаева Айнур Муханбетияровна, доктор PhD, ассоциированный профессор, и.о.профессора кафедры международных отношений ЕНУ им.Л.Н.Гумилева (г.Астана, Республика Казахстан)

 

Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП: польза и риски для Центральной Азии

 

Сеит Али Авджу, доктор PhD, директор Центра интернационализации ЕНУ им. Л.Н. Гумилева  (г.Астана, Республика Казахстан)

Турция и ЕАЭС:  угроза для ЕС и США?

 

Алексеев Денис Сергеевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений и внешней политики России, Саратовский государственный  университет им.Н.Г. Чернышевского (г.Саратов, Российская Федерация)

Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП: мотивация России

 

Адамов Курмет Габитович, старший преподаватель кафедры регионоведения, Евразийский национальный университет им.Л.Н.Гумилева (г.Астана, Республика Казахстан)

Перспективы введения единой валюты в ЕАЭС

 

Цыплин Виталий Геннадьевич, кандидат исторических наук, профессор кафедры международных отношений и внешней политики России, Саратовский государственный  университет им.Н.Г. Чернышевского (г.Саратов, Российская Федерация)

Интенсификация энергетического партнерства России и Казахстана: среднесрочный сценарий

 

Шенин Андрей Сергеевич, кандидат исторических наук, приглашенный профессор, Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева (г.Астана, Республика Казахстан)

Взгляды в США на возможность интеграции ЕАЭС и OBOR

 

Нурбаев Жаслан Есеевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры регионоведения, Евразийский национальный университет им.Л.Н.Гумилева (г.Астана, РК)

Интеграция в казахстанско-российском приграничье: анализ сотрудничества в сфере образования (на примере Костанайской и Челябинской областей)

 

11.20-12.20 Презентация и публичное обсуждение аналитического доклада «Приграничное партнёрство в ЕАЭС: решение задач развития Поволжья и Западного Казахстана»Капанов Хайдар Хисметович, кандидат философских наук, профессор, декан гуманитарно-юридического факультета Западно-Казахстанского инновационно-технологического университета, директор Батыс–Analytics (г.Уральск, Республика Казахстан) 

Трансграничное партнерство Казахстана и России как основной приоритет развития евразийской интеграции: политико-правовые и территориально-управленческие аспекты

 

Султангалиев Султанбек Хажимович, политический аналитик, член ЦК КНПК, советник секретаря ЦК КНПК по политическим вопросам, главный редактор информационно-аналитического портала «Резонанс.кз»  (г.Уральск, Республика Казахстан)

Российско-казахстанская интеграция сегодня: угрозы и вызовы

 

Мергалиева Лилия Игоревна, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой экономики и менеджмента Западно-Казахстанского государственного университета (г.Уральск, Республика Казахстан)

Проблемы и перспективы развития казахстанских компаний в условиях ЕАЭС

 

Сажнов Александр Николаевич, кандидат политических наук, эксперт ИАЦ «Евразия-Поволжье» (г.Саратов, Российская Федерация)

Торгово-экономическое сотрудничество и социокультурное взаимодействие в российско-казахстанском приграничье: актуальные проблемы и тенденции

 

Аршинов Юрий Евгеньевич, кандидат исторических наук, главный редактор сайта «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» (г.Саратов, Российская Федерация)

Поволжье: возможности ускоренной трансформации приграничного взаимодействия в трансграничное (на примере Саратовской области)

 

Лапенко Марина Владимировна, кандидат исторических наук, директор Информационно-аналитического центра «Евразия-Поволжье» (г.Саратов, Российская Федерация)

Поволжье: экономико-географическая характеристика региона. Стратегия развития до 2030 г.

 

12.20-13.00 Обсуждение аналитического доклада. Вопросы. Комментарии.

 

Мероприятие осуществляется  с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов. 

 

А.Чачия: Наблюдая агрессию нацистов, многие государства так же молчали, полагая, что их это не коснется…

А.Чачия: Наблюдая агрессию нацистов, многие государства так же молчали, полагая, что их это не коснется…

Процесс реинтеграции на постсоветском пространстве требует формулирования новой объединительной идеи, в которой история Великой Отечественной войны и в целом советская история должны быть базовыми элементами. Такое мнение высказал в блиц-интервью «IQ» академик Российской Академии социальных наук Александр ЧАЧИЯ в ходе состоявшейся в Москве презентации межгосударственного проекта «Великая Победа, добытая единством».

- Александр Александрович, буквально на днях в Брянске состоится традиционный Форум Победителей «Великая Победа, добытая единством». Нынешний форум восьмой по счету, и вы являетесь его постоянным участником. Подобное постоянство обусловлено общественной миссией или вашими личными убеждениями?

- Считаю своим священным долгом участвовать во всех мероприятиях, посвященных Великой Отечественной войне, особенно в таких масштабных, как форум «Великая Победа, добытая единством», куда традиционно приглашают фронтовиков, ветеранов войны и тружеников тыла, ученых-историков, поисковиков, экспертов и представителей СМИ из всех государств постсоветского пространства.

В форуме я участвую от делегации Грузии. В былые годы в ее составе было много ветеранов, но сейчас, к сожалению, их осталось очень мало среди нас.

Особенностью форума, еще раз подчеркну, является то, что в нем представлены делегации из всех бывших республик Советского Союза, а ныне независимых государств, у многих из которых сегодня достаточно сложные отношения между собой. Но на таких встречах стираются все противоречия, недоразумения, обиды, накопленные в конфликтных ситуациях за последние 20-25 лет. Все это стирается, все уходит на задний план, а люди «светлеют», и начинают общаться друг с другом как однополчане, как дети и внуки однополчан. Это очень ценно.

Важнейшее значение, а также актуальность этого форума и других мероприятий, посвященных Великой Отечественной войне, обусловлены, на мой взгляд тем, что человечество забывает свою историю, в частности то, как она развивалась в XX веке, «отрекается» от нее.

Это неудивительно – уже выросло поколение, которое воспитывались на фальсифицированной истории, пронизанной ложью, инсинуациями, фантазиями, подменой понятий, извращением смыслов событий, трансформацией с плюса на минус. Советский Союз мог противостоять этому процессу на международной арене. Но теперь, на протяжении без малого тридцати лет после его распада, во многих постсоветских государствах преподается такая «история», на которой может вырасти только человек с деформированным сознанием. Если посмотреть учебники истории, выпущенные в 90-е годы на средства Фонда Сороса, из них вообще сложно понять, кто выиграл войну, но не Советский Союз, это точно!

Когда и в школах, и в вузах, и в средствах массовой информации в один ряд ставятся антиподы мировой истории – Третий рейх и Советский Союз, коммунизм и фашизм, Красная Армия и Вермахт, что может знать новое поколение о реальных событиях XX века?

Но ведь история может повториться. Более того, она уже повторяется на наших глазах. Точно так же, как тогда, на современном этапе мирового развития, одно государство объявляет себя вершителем судеб всего мира и всех народов; одно государство, используя фейковые новости в качестве достаточной мотивационной базы, может разбомбить и бомбит суверенные государства-члены ООН, убивая тысячи, десятки тысяч людей, разрушая эти государства, практически возвращая их в Средневековье.

И это главное, ради чего нужны такие мероприятия – предостеречь людей, показать им: точно так же, как в прошлом веке, многие государства молчали, когда Гитлер завоевывал мир, надеясь, что их это не коснется, сегодня многие страны хранят молчание, наблюдая за тем, что делает новый мировой агрессор. Вот в чем тяжесть ситуации.

Убежден, чем больше будет таких форумов, чем больше в средствах массовой информации, в экспертном сообществе мы будем вспоминать свою собственную историю, реальную, не выдуманную, тем раньше мы очнемся и зададимся вопросом: а не повторяется ли этот кошмар, и не к мировой ли катастрофе ведет развитие событий?

- Великая Победа, безусловно, остается «цементирующим» ценностным фактором. Но сегодня, увы, мы наблюдаем, как даже на этой теме формируются разделительные линии, которые особенно влияют на сознание молодого поколения. По вашему мнению, какие новые «объединительные концепты», адресованные именно молодежи, могли бы прижиться на постсоветском пространстве? И есть ли в этом необходимость?

- Тема реинтеграции постсоветского пространства очень обширна и многослойна. На мой взгляд, для реальной реинтеграции, сколько бы мы ни говорили об экономической прагматике, необходима та самая, упомянутая вами, объединительная идея, идеология, если хотите, некий глобальный проект.

Уверен, что носителем такой идеологии и центром, который ее предложит, может быть только Россия как центр евразийского пространства.

Наблюдаем ли мы сегодня стремление к реальной интеграции?

Да, желание такое, вроде бы, есть. Во всяком случае, оно часто декларируется. Но реальных шагов, в частности в направлении формулирования объединительной идеологии, я пока не вижу. Но уверен: это обязательно придет, поскольку это необходимое условие выживания и России, и всех постсоветских государств.

Какие «концепты будущего» лягут в основу такой объединительной идеологии, пока трудно сказать, но, безусловно, Великая Победа останется одним из ее краеугольных камней.

Почему усилия тысяч неправительственных организаций, которые активно действуют в постсоветских странах, направлены на то, чтобы разделить неделимое, превратить историю Великой Отечественной войны и в целом советскую историю в месиво грязи, крови, предательства и низости?

Почему оплевывается ценность нашей единой Победы?

Именно для того, чтобы не допустить реинтеграционных процессов.

Безусловно, нужны и новые идеи, но без памяти, без нашего общего исторического прошлого будущее сформировать невозможно.

Убежден, когда будет сформулирован новый реинтеграционный проект, новая идеология объединения, роль этих незыблемых ценностных основ будет особой. Когда это произойдет – не знаю. Но произойдет обязательно, потому что, повторю, это вопрос спасения нации.

Я уже наблюдаю, что вакханалия, связанная с очернением Великой Победы, которая еще недавно буйствовала и в постсоветских государствах, и в самой России, постепенно затухает, процесс входит в позитивное русло, и я с оптимизмом воспринимаю это. Беседовала

Ольга Казанцева

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Андрей Шенин. Российские президентские выборы в публикациях иностранных СМИ

         Андрей Шенин. Российские президентские выборы в публикациях иностранных СМИ

17 апреля в Астане прошла встреча российских и казахстанских экспертов, посвященная обсуждению итогов президентских выборов в России. В ходе работы Международного круглого стола «Президентские выборы в России — 2018: будущее евразийской интеграции», Андрей Шенин, профессор кафедры регионоведения Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева, представил анализ публикаций иностранных СМИ, посвященных электоральным процессам в России.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» попросили эксперта ответить на несколько вопросов, касающихся этой темы.

- Андрей Сергеевич, как освещали президентские выборы в России иностранные СМИ, какие основные характеристики можно дать этим публикациям?

Со своей стороны, могу отвечать лишь за американские издания. Несмотря на то, что их в США тысячи, внимание стоит уделить лишь крупнейшим из них, выражающим точки зрения определенных групп, как например, банковский сектор, военно-промышленный сектор, IT-корпорации и т.д. Более того, гораздо более яркими выразителями мнений служат даже не газеты и журналы, а публикации «мозговых центров», чьи эксперты имеют более высокое понимание проблемы в отличие от журналистов.

Рассматривая публикации крупнейших газет New-York Times, Washington Post и Washington Times, а также таких «мозговых центров» как Brooking Institute (либерально-демократический), Council on Foreign Relations (консервативно-демократический), Heritage Foundation (консервативный) и American Enterprise Institute (неоконсервативный) можно отметить, что эксперты уделяли мало внимания президентской гонке в России. В первую очередь потому, что результаты были вполне предсказуемы, а появившиеся новые лица – Ксения Собчак, Павел Грудинин не смогли заинтересовать американскую сторону ни как личности, ни как потенциальные проводники интересов (если уже ударяться в конспирологию). Единственное, Ксения Собчак приезжала с речью в рамках предвыборной гонки в либерально-демократический Институт Кеннана, специализирующемся на исследованиях России, и реалистский Центр Стратегических и Международных Исследований (CSIS), но особой поддержки там не нашла, более того, консерваторы из Heritage открыто писали, что Вашингтону не стоит доверять русской «Пэрис Хилтон».

В рамках газет и журналов статьи о России и выбора президента, несомненно, были, тема изучалась, но сказать, что она была важнее каких-то внутренних проблем США — нельзя. New-York Times, Washington Post и Washington Times посвящали российским выборам лишь пару статей, а то и вовсе переводили обсуждение в рубрику «Блоги», как это сделали, например, NYT и Томас Фридман. Само слово «новость» содержит в себе часть «ново-», т.е. того, чего не было раньше. А в США посчитали, что в российских выборах ничего от «ново-» нет.

- Верно ли будет утверждать, что на Западе не хотели демонстрировать уверенную поддержку действующего президента населением России?

Я думаю, что говорить о демонстрации поддержки здесь окажется не совсем верно, ввиду того, что уровень поддержки Владимира Путина в России – это уже достаточно узкая тема для специалистов, а американский обыватель во многом игнорирует внешнюю политику, если дело не касается интересов США напрямую. Многие могут показать на карте где Россия, помнят «красную угрозу», разные стереотипы, знают, что в России есть президент Путин, и что будут выборы, где он выиграет или уже выиграл. А знать сколько процентов населения его поддерживает или не поддерживает рядовому американцу совершенно неинтересно, только если бы там не было совсем уж радикальных, сенсационных цифр. Пару статей на тему выборов опубликовать можно (что и делалось), опубликовать результаты – обязательно, а забивать полосы и эфир информацией, которая не очень интересна подавляющему большинству и не несет в себе какой-то сенсации – нет смысла, да и принесет лишь прямые убытки издателю.

- Какие тенденции прослеживались в СМИ Казахстана, освещавших президентскую гонку в РФ?

Конечно, в блогосфере много иронизировали на тему «выборов Путина», но общий фон был исключительно позитивным. В Казахстане существуют самые различные точки зрения на развитие и состояние российско-казахстанских отношений, но в контексте выборов приоритет все же отдавался стабильности. Какой-то ярой ревизионистской риторики в открытой печати мне не попадалось.

На данный момент, несмотря на где-то совпадение, где-то разногласия во мнениях, наши страны нашли приемлемый и взаимовыгодный формат сотрудничества, который, во многом опирается на личные отношения президентов Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина. В целом, доминирующий взгляд на выборы президента России можно выразить словами «от добра добра не ищут».

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Россию и страны Центральной Азии свяжет серия мероприятий, посвященных борьбе с общей угрозой экстремизма

Россию и страны Центральной Азии свяжет серия мероприятий, посвященных борьбе с общей угрозой экстремизма

24 апреля 2018 г. в г. Бишкеке (Киргизская Республика) состоится Международная экспертная площадка «Позитивные практики противодействия религиозному радикализму: взгляд из Центральной Азии». Примечательно, что 2 месяца назад подобное мероприятие «со взглядом из России» прошло в приграничном российском городе Оренбурге. Инициаторами продолжения межгосударственного диалога уже в Центральной Азии по злободневным вопросам совместного обеспечения безопасности выступили Ассамблея народа Кыргызстана, Ассамблея народов России, АНО «Содружество народов Евразии» и НИИ истории и этнографии Южного Урала ОГУ.

В работе нового форума примут участие послы России и Китая в Киргизской Республике Андрей Крутько и Сяо Цинхуа, заместитель руководителя Аппарата Президента Киргизской Республики Мира Карыбаева, председатель Совета Ассамблеи народа Кыргызстана Токон Мамытов, первый заместитель председателя Совета Ассамблеи народов России Веналий Амелин, директор Национального института стратегических исследований при Правительстве Киргизской Республики Азамат Дикамбаев, директор Центра социальных исследований Национальной академии наук Киргизской Республики Нурбек Омуралиев, религиоведы, политологи, социологи из России, Кыргызстана, Казахстана и Таджикистана.

Эксперты стран СНГ обсудят новые опасные тенденции и методы радикализации молодежи, мигрантов, феминизации терроризма, рекрутирования боевиков в незаконные вооруженные формирования на Ближнем Востоке, попытки перезагрузки международной террористической организации ИГИЛ 2.0 с переносом ее активности в Центрально-Азиатский регион, необходимые изменения в законодательство по борьбе с экстремизмом, обменяются в общих интересах позитивными наработками в сфере профилактики радикализма.

Место проведения: Киргизская Республика, г. Бишкек, ул. Орозбекова, 87, конференц-зал гостиницы «Park Hotel Bishkek».

Начало: в 10.00.

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Екатерина Короплясова: «Молодёжь способна вести открытый диалог и даже при значительных разногласиях сохранять мир»

Короплясова фотоЕкатерина Короплясова: «Молодёжь способна вести открытый диалог и даже при значительных разногласиях сохранять мир»

Сегодня, как, впрочем, и всегда, молодежь оказывается на острие социальных проблем, причем современная эпоха глобализации общества и информатизации всех сфер жизни приносит свою специфику. Об этом – наша беседа с религиоведом, специалистом по разработке и реализации программ гражданского единства и этнокультурного развития Федерального агентства по делам национальностей России Екатериной Короплясовой.

Екатерина, почему в центре внимания общества сегодня молодежные общественные организации – религиозные, национальные? Почему это актуально?

Спасибо, это действительно важный вопрос. Давайте вспомним новейшую историю. Перемены, произошедшие в 90-е годы, имели глобальные последствия для всех сфер общества, в том числе и религиозной. С одной стороны, религиозные организации получили возможность вести официальную деятельность с детьми и молодёжью, осуществлять воспитательную работу. С другой стороны, общество пережило период сильнейшего упадка. Как следствие, подрастающее поколение оказалось брошенным. Рухнули десятилетиями складывавшиеся системы воспитания, образования, творческого и духовно-нравственного развития, организации досуга. В этой связи, вполне понятно, что молодёжь вместе с религиозными исканиями, начала реализовывать свой потенциал в религиозных и национальных организациях.

В настоящее время ситуация заметно улучшилась, причем во многом благодаря усилиям традиционных для России конфессий и национально-культурных организаций. К тому же, более или менее стабилизировалась социально-экономическая ситуация, государство начало последовательно выстраивать молодежную политику, уделяя особое внимание вопросам межэтнического и межконфессионального взаимодействия с учетом полиэтничного характера нашей страны. Уверена, что молодёжь способна вести открытый диалог и даже при самых значительных разногласиях дружно сосуществовать и сообща работать.

Какие социальные проблемы молодежи России и стран Центральной Азии Вы оцениваете как основные?

Молодёжь интересна тем, что представляет собой самую подвижную, мобильную и изменчивую часть общества. Она быстро меняет вкусы, предпочтения и перенимает новые тенденции, поэтому каждый раз приходится придумывать к ней новые подходы. Это особая среда, куда постоянно вливаются новые члены общества и проходят социализацию. В условиях глобализации и информатизации в качестве основных угроз надо рассматривать доступность интернета и низкий уровень медиабезопасности.

Мир виртуальный составляет сегодня значимую часть нашей жизни, его пагубные влияния находят отражение в реальной жизни и «заражают» социум. Всем известны примеры вербовки студентов террористическими и экстремистскими структурами через интернет и соцсети. Особую опасность представляют суицидные группы, игромания, интернет-зависимость и многое другое. Особую тревогу вызывает тот факт, что сегодня практически отсутствуют механизмы, позволяющие отфильтровать в интернет-пространстве подобные сообщения и вовремя отреагировать. Поэтому задача состоит в том, чтобы научить молодых людей делать это самостоятельно.

Есть ли в этом плане какая-то специфика у разных регионов России и стран Центральной Азии?

Разумеется. Специфика есть всегда. Каждый регион имеет свои особенности, и это порождает отдельные проблемы, как для государственного управления, так и для институтов гражданского общества. Невозможно выстроить универсальную систему, которая бы решила, казалось бы, одинаковые проблемы в разных субъектах – они лишь на первый взгляд похожи.

В этой сфере наработан определенный опыт, есть проверенные решения?

Конечно, в России и на федеральном, и на региональном уровнях есть примеры эффективных проектов, есть прекрасный опыт межконфессионального и межнационального взаимодействия молодежи. Это и молодежные межконфессиональные лагеря в ряде субъектов России, и межнациональные молодежные форумы, и «Золото тюрков», и «Диалог культур».

 Вместе с тем, если говорить о глобальных вызовах информатизации, то надо, в первую очередь, рассматривать проблемы медиабезопасности. Именно они требуют особого внимания, постоянного повышения уровня грамотности педагогических кадров, студентов – всех, кто работает или планирует работать в будущем с молодежью. Необходимо взаимодействие государства с институтами гражданского общества, важно проводить мониторинг информационной ситуации и своевременно реагировать на возникающие угрозы. Пример Киберлаборатории, созданной «Центром культурно-религиоведческих исследований, социально-политических технологий и образовательных программ» в столице Южного Урала мне видится одной из уникальных форм работы в этой проблематике.

Сегодня много говорят о социальной адаптации мигрантов. Какие государственные программы существуют в этой сфере?

В настоящее время миграционной политикой в нашей стране занимается ряд ведомств. Федеральная миграционная служба как основной орган, осуществлявший оказание госуслуг в сфере миграции, был упразднен указом Президента РФ в апреле 2016 года, а его полномочия переданы в управление по вопросам миграции Министерства внутренних дел, а также Федеральному агентству по делам национальностей.

В государственной программе «Реализация государственной национальной политики», принятой в конце позапрошлого года, есть специальная подпрограмма, посвященная адаптации мигрантов. Ее основным исполнителем является Федеральное агентство по делам национальностей. Ряд мероприятий по социально-культурной адаптации в рамках подпрограммы осуществляют совместно ФАДН России, МВД и Министерство образования и науки. В перечень их задач входит выработка эффективных решений по социальной и культурной адаптации мигрантов, привлечение СМИ к формированию положительного образа мигранта, популяризация легального труда и улучшение восприятия образа мигранта в российском обществе, создание интернет-ресурса, посвященного вопросам социокультурной адаптации и др.

И все-таки, кто должен заниматься социокультурной адаптацией мигрантов – принимающее государство, государство-донор, гражданское общество или кто-то другой?

Я уверена, что для решения вопросов мигрантов должны приниматься совместные усилия принимающей стороны, государств-доноров и институтов гражданского общества. Но это скорее идеальная модель, а на практике такая система слабо регламентирована и сложно осуществима. Поэтому, на мой взгляд, большая часть обязанностей лежит на государстве, которое принимает мигрантов. Именно оно выдает вид на жительство, разрешение на работу и должно, как следствие, грамотно управлять миграционными процессами. А это значит, заботиться о механизмах адаптации, обучении языку, наличии необходимых условий и т.д.

Хочу заметить, что, если просто ужесточить политику по отношению к мигрантам, то вероятен рост количества нелегальных мигрантов. Но это уже другой аспект темы. Мне кажется, что опыт Европы последних лет с ее политикой мультикультурализма оказался ошибочным, и мы должны обязательно этот негативный пример учитывать.

Спасибо за интервью.

1 2 3 4 5 11